Предание хори-бурят о стране Наян-Наваа

Предание хори-бурят о стране Наян-Наваа
11 знамен хори-бурятов. С сайта http://asiarussia.ru/media/6257/

В якутских преданиях говорится о племенах хоро-тумат, которые говорили на отличающемся языке и имели свою тайную письменность. Память об этих племенах сохранилась в названии местностей и якутских наслегов и родов. Пост о южной прародине хори-бурятского племени.

Вашему вниманию информация из Википедии о хори-бурятах и статьи о стране Наян-Наваа с двумя версиями где она находилась — в Ираке и возле озера Кукунор.

В Википедии пишут:

Хо́ри-буря́ты (бур. Хори буряадууд) — один из крупнейших субэтносов бурятского народа. В конце XIX в. (в 1897 г.) они составляли 31 % от общей численности бурят[1]. Кроме того большая часть бурят Монголии является хори-бурятами[2]. Общая оценочная численность восточных бурят составляет около 400 000 человек[3]. Расселены в основном в восточной части этнической Бурятии. Говорят на хоринском наречии бурятского языка, который лёг в основу современного бурятского литературного языка.

Большинство исследователей этногенеза хори-бурят считают, что они произошли от средневековых хори-туматов. После создания Монгольской империи упоминание о хори-туматах прекращается вплоть до появления русских в Прибайкалье в XVII веке. В начале XVIII века впервые упоминаются одиннадцать родов хоринцев: бур. галзууд, хуасай, хүбдүүд, гушад, шарайд, харгана, худай, бодонгууд, хальбан, сагаангууд и батанай[4]. Каждый из этих родов примерно в то же время получил знамена от царского правительства.

Включают в свой состав агинских бурят, сохранивших общие особенности языка и культуры, но выделившихся административно от остальных хори-бурят путём создания собственной степной думы в начале XIX века.

Предание хори-бурят о стране Наян-Наваа

Этноним хори значимо появляется в Сокровенном Сказании в имени Хоридой мэргэн[5] (Меткий стрелок, обладающий хоринцами; в бурятских летописях также Хоридой). В родословной Чингисхана прослеживается линия, связанная с этнонимом хори: Алан-гоа (супруга Добун-Мэргэна) происходила из народа хори-туматов.

Роды со схожими названиями одиннадцати родов хори-бурят встречаются среди баргутовселенгинских бурятбаргузинских бурят, иркутских бурят и ойратов. Предполагается, что жители хоринских сёл (Хоринский наслег) в Якутии имеют единое происхождение с хори-бурятами.

Таким образом, данный этноним восходит к значительной древности до разделения монголов — сыновей Алан-гоа — на 5 племён и предполагает как близкое родство с монголами, так и значительный тюркский элемент (в имени Хорилардай используется тюркский суффикс множественного числа -лар).

При очевидной ранней фиксации этнонима, в контексте монгольского и бурятского языка он предположительно может опознаваться как указание численности входивших в него некогда родов или других единиц: корень хори на монгольском языке значит двадцать.

В Википедии о хори-туматах.

Хори-туматы (монг. хорь-түмэд) — монгольская народность, упоминаемая в письменных источниках с XIII века; в некоторых источниках, в частности в «Сборнике летописей» Рашид-ад-динатуматы указаны отдельно, хотя и в географической близости от хори. В настоящее время хори-буряты проживают преимущественно в Бурятии, а родственная им ветвь тумэтов — преимущественно на территории Внутренней Монголии.

До миграции в XIII веке в Южную Монголию туматы обитали у Байкала на современных территориях Бурятии и Иркутской области, в стране Баргуджин-Тукум[1]. Название «тумат» этимологизируется из монгольского «түмэн» — «десять тысяч» и суффикса множественного числа «д». Слово «хорь» означает по-монгольски «двадцать».

Существует теория о том, что южномонгольская общность тумэт (основное население государства Алтан-хана) является ветвью северных баргуджинских туматов. Теория поддерживается Д.Д. Нимаевым и учёными из Монголии и Внутренней Монголии КНР. В число монгольских исследователей, поддерживающих данную теорию входит Аюудайн Очир.

Целостной картины происхождения и распространения по огромным пространствам Сибири и Центральной Азии термина «тумат/тумэт» пока не представлено. Связь между бурятскими, якутскими, хакасскими, алтайскими и другими туматами до конца не ясна.

В Якутии и Горном Алтае зафиксированы этнические группы разного таксонимического уровня, именуемые туматами.

У хори-бурят есть древнее предание, которое было запрещено еще в 19 веке. Об этом предании и песне пишет бурятка.

История народа записана на бумаге.

Но, кроме записанной истории есть то, что передается каждому буряту от предков. И это крепче бумаги, на которой записывается летопись народа. Это – предания, передаваемые в виде песен.

Речь пойдет о песне, на которую властями был наложен запрет, табу. Ее пели тайком. Она жила, но – своей, тайной жизнью, параллельно официальной власти и политике. В 19 веке (в одно время с декабристами) в наших степях жили семьи английских миссионеров, которые не особенно задумывались о разных запретах русских властей. Они записали эту песню и опубликовали в 1887 году в Лейпциге. В 1922 году она была там же переиздана.

Почему она была под запретом? Что кроется в этой загадочной песне?

В ней поется о том, что давным-давно, в очень древние времена, наши предки проживали в далеком прекрасном теплом крае, который назывался Ная Нава. Но они были вынуждены оттуда уйти, и свою тоску по той прекрасной стране выразили в этой песне, появившейся после того, как они покинули родные места – путь на восток занял столетие.

Песня воспевает Ная Нава и Бада Его – древнюю землю бурят, расположенную очень далеко, где мягкий климат, не требуется теплой одежды, люди питаются фруктами, а в угублениях конских копыт застревает виноград.

В интернете нашел две версии — где находилась страна Наян — Наваа.

На сайте Asiarussia.

Путь народа хори: от Баргуджин-Токум до Наян-Наваа и обратно

Каждый день в мировых новостях мы слышим о боях в Ираке. Жителей Бурятии заставляют встрепенуться репортажи из северной иракской провинции Найнава. Уж больно ее имя совпадает с названием одной из самых древних бурятских народных песен «Наян Наваа». К тому же эта песня и рассказывает о местности, где когда-то кочевали буряты. Случайно ли это совпадение?

Есть несколько версий, и сегодня мы предлагаем самую большую и экзотичную из них. Это выдержки из статьи исследователя Цыбикжаба Доржина. Автор сделает попытку объяснить содержание и суть бурятских преданий в контексте и в согласии с логикой хода исторических событий в средние века с использованием конкретных фактов, а также методов исторической и физической географии, строго руководствуясь фактологическими данными из преданий, т.е. народной памяти.

О чем поется в песне

Походная жизнь от судьбы,
Наи Нава ты моя (моя ли?)
Байдан, байдан от жизненной ситуации,
Бада Его ты моя (моя ли?)

Возможны другие вариации, но суть песни они не меняют. На вопрос, что означает содержание этой песни, наши предки давали однозначное разъяснение: в древние времена наш народ проживал в очень далеком и прекрасном южном крае, который назывался Ная Нава (Наи Нава), а песня родилась после того, как люди покинули родные места. Даже в далекой Баргузинской долине эта песня исполняется со словами «Наелон Наволон миниеэлэн» и дается разъяснение, что эта песня о древней земле бурят, расположенной очень далеко, дальше Монголии, где мягкий климат, не требуется теплой одежды, люди часто питаются фруктами и другой растительной пищей.

Это уникальное явление — в течение многих столетий практически в каждой семье хоринского племени пели песню «Ная Нава» и рассказывали предания, связанные с далекой родиной. Ничего аналогичного нет ни у одного из других бурятских племен (сонголов, сартулов, хонгодоров, эхиритов, булагатов, ашебагатов и т.д.). Возникает вопрос: а где расположен этот прекрасный и загадочный край, на многие века оставшийся в преданиях и песнях хоринского народа?

Древнее племя

На древность хоринского племени указывают известные исторические хроники, написанные при ханских дворцах чингисидов Ирана, Средней Азии и Монголии, подчеркивая, что «золотой род Чингисхана является ответвлением от хори-туматского племени из местности Баргуджин-Тукум, которая начиналась вниз по течению реки Селенги». Однако примерно со времени образования государства Чингисхана упоминания о хоринцах как об отдельной народности исчезают, так же как и о многих других племенах. Источники и хроники пишут о монголах, монгольском войске и военачальниках, о ханах и князьях. Отдельные племена как бы перестают функционировать в качестве самостоятельных субъектов монгольской истории. Произошло естественное изменение масштабов общественного интереса. Его планка поднялась на всемирный уровень, на решение проблем в пространстве от Тихого океана до Европы, от Средиземного моря до Индии и Вьетнама, где были известны монголы, а не отдельные племена. И лишь после окончательного распада величайшей в истории империи и начала периода бесконечных междоусобных войн в самой обескровленной метрополии на исторической арене как бы вновь появляются отдельные племена и племенные союзы как следствие попыток родовитых царевичей опираться на них в своих взаимных противостояниях. Не было исключением в этом плане и племя хори.

«Белое пятно» истории

Итак, что мы можем знать об этом сложном и, надо полагать, интересном периоде, который стал «белым пятном» бурятской истории, охватывающим XIII — XVI века? Многое из прошлого монголов того времени легче проследить по имеющимся хроникам других стран: Ирана, Ирака, Турции, Афганистана, Узбекистана, Индии, Китая и т.д. Живя в России, мы больше наслышаны о Золотой Орде. Но недостаточно представляем, что наибольшая монгольская экспансия происходила именно в юго-западном направлении, где были наиболее богатые и культурные страны того времени, да и природно-климатические условия благоприятствовали круглогодичному пастбищному жизнеобеспечению как многочисленного конного войска с его скотоводческим тылом, так и для последовавших за ними монгольских переселенцев.

Народ-воин

Кочевые монгольские племена того времени, как известно, были организованы как полностью конные, вооруженные и мобильные сообщества, соответствующие понятию «народ-воин». Отсутствие необходимых транспортных коммуникаций в средние века вынуждало правителей огромной империи для закрепления завоеваний переселять в далекие страны на поселение и колонизацию значительное количество монгольского населения.

Одно из ярких свидетельств крупномасштабности монгольской экспансии XIII века в Юго-Западную Азию — ныне проживающий в центральных районах Афганистана и в Иране двухмиллионный народ хазарейцев, которые считают себя потомками монгольских военных поселенцев и сохранили предания об этом. А соседние народы как называли, так и называют их до сих пор «монголы».

Фамильные владения чингисидов

По хроникам персидского ученого Рашид-ад-Дина известно, что коренной юрт, или фамильные владения, чингисидов по бассейнам рек Онон и Керулен (современное Забайкалье и северо-восточная Монголия) передан, согласно обычаям, младшему сыну Чингисхана Толую. А сыновья Толуя – Мунхэ хан и Хулагу — в середине XIII века снарядили крупную военную экспедицию из 30 тысяч человек под командованием последнего для закрепления и колонизации завоеванных Ирана, Багдада и Западной Азии. Войско, согласно «Ясе» Чингисхана, состояло из подразделений, представляющих собой отдельные племена и роды.

Потому представляется довольно очевидным, что оно должно было включить в себя племена нынешнего Забайкалья – владений Толуя, а затем Хулагу, где и обитали хоринцы. Вообще это время в Центральной, Средней и Западной Азии характеризуется как эпоха великого переселения народов, а большинство монгольского населения в этот период передвинулось в южном и юго-западном направлениях вслед за действующими армиями, ближе к ним, по причине необходимости тылового обеспечения длительной военной экспансии. Вспомним, что это был кочевой народ-воин.

Улус Хулагу

Хулагу же на юго-западе создал «самовольно», в пику Джучидам из Золотой Орды, улус ильханов Хулагуидов, охватывающий территории от реки Инд в Индии до Средиземного и Черного морей на западе, от Индийского океана на юге до Кавказского хребта и Аму-Дарьи на севере. Греческое Трапезундское царство, Грузия, Киликия, султанат сельджукидов Рума и даже островное королевство Кипр стали вассалами Хулагуидов, платили дань и поставляли вспомогательные войска.

Покорение монголами Юго-Западной Азии сопровождалось не только неизбежными опустошениями и разрушениями в ходе военных действий, но и нередко носило для части людей освободительный характер. Например, если в Багдаде Хулагу хан учинил всеобщую резню за сопротивление, исключив ущемленных в правах христиан и иудеев как своих потенциальных сторонников, то шиитское население Хиллы, наведя мост через реку Евфрат, вышло навстречу монгольскому войску и радовалось его приходу.

Исторические хроники свидетельствуют также о больших созидательных усилиях монголов по обустройству своего государства. Они охотно брали на службу врачей, хирургов; ученых, которых использовали в строительстве, в финансовом ведомстве; историков, которые должны были восхвалять (праведные) деяния Чингисхана и его потомков. Например, Хулагу хан построил для крупнейшего математика и астронома Насир-ад-дин Туси большую обсерваторию в Мараге с библиотекой из 20 тысяч книг, в которой работали наряду с местными индийские и китайские астрономы. Великий ученый-летописец монгольской истории Рашид-ад-Дин в Тебризе создал библиотеку в 60 тысяч книг, ряд медресе с 6 — 7 тысячами студентов и госпиталь, где работали 50 хирургов, окулистов и врачей других специальностей из Индии, Китая, Сирии и Египта.

«Хан чрезвычайно любил благоустройство, из построек, которые он возвел, осталось много. В Аладаге он соорудил дворец… Он очень любил знания, поощрял ученых к спорам в науках, был весьма склонен к алхимии…» — так этот летописец характеризует Халагу хана.Именно в улусе Хулагуидов созданы величайшие труды по средневековой истории монголов и Монголии. При монголах создавал свои всемирно известные произведения гениальный персидский поэт Муслих ад-Дин Саади, написавший элегии на взятие Багдада Хулагу ханом. Найнава – удобные кочевья

Монгольские кочевья на территории улуса Хулагуидов были расположены в самых разных его частях. Но при этом занимали обязательно такое стратегическое положение, чтобы одновременно быть недалеко и от границы страны, и от крупных административных центров. Это вытекало из необходимости контролировать огромную страну с преобладающим инородным населением, которое периодически поднимало восстания.

Из географических карт видно, что наиболее удобным районом для монгольских кочевий во всех отношениях (и по стратегическому положению, и по природно-климатическим условиям) была верхнемесопотамская провинция Найнава – предгорная возвышенность с хорошими и обширными пастбищами по берегам рек Тигр, Большой Заба и Малый Заба. В хоринских преданиях о Наи Нава иногда упоминается и Заян Заба. Важность стратегического положения географической области Найнава в том, что она находилась в узловом центре монгольского государства Хулагуидов, недалеко от всех вышеперечисленных ее столиц, на стыке между Ираном, Ираком арабским, Сирией, Румом (большая часть нынешней Турции), Арменией и Азербайджаном, т.е. разных частей, регионов единой тогда страны.

Также здесь был передовой форпост экспансионистских устремлений Хулагуидов против Египетского султаната с Палестиной, заключивших военный союз с Золотой Ордой против улуса Хулагуидов и Крестоносцев. Одновременно с этим природно-климатические условия Ная-Нава благоприятствовали для кочевого и полукочевого скотоводства. Поэтому пришедшие сюда монголы, как известно из хроник, начали заселение и обустройство запустевшей в результате военных действий, но благодатной области.

Что касается хоринцев, то они за каких-нибудь 1,5 — 2 столетия с их развитым родоплеменным самосознанием, конечно, никак не могли забыть свой язык, культуру и традиции, тем более они жили отдельно в своих кочевьях, не подвергаясь давлению и насилию, а наоборот, имели привилегии как монголы.

Эта истина подтверждается даже тем, что монголы, проживающие на территории бывшего улуса Хулагуидов уже восьмое столетие (750 лет!), до сих остаются монголоязычными, а хазарейцы вплоть до XVII века оставались в своем изначально монгольском виде.

После ухода хоринцев из Найнава, вероятно, многие топонимы изменили свои названия. Но всегда остаются неизменяющиеся названия, такие как сама географическая область Найнава. Потому и сейчас в этой провинции обнаруживается немало топонимов, удивительно совпадающих и перекликающихся с упоминающимися в бурятских преданиях.

Например, немного севернее города Мосул (Могул), административного центра провинции Найнава, есть населенный пункт Айн-Зьала (в бурятской песне Аян (хан) Заяла (й). Недалеко к западу от Мосула расположен городок Эль-Бади, т.е. Бада (эль – приставка в арабском написании названий). Там же в Найнава протекают реки Заб(а), Хабур, а на северной окраине есть город Заху. Сохранились в этом регионе и другие названия монгольского корня, такие как Чиган, Мандали, Бово-Нур, Кара-Булак, Барлут, Карату, Мангайш, Мала-Кара, Дорбанд и т.д. У шоссе Мосул — Холмс расположен населенный пункт Аршан, у северных окраин Найнава протекают речка Кяхта и есть населенный пункт Кяхта. Все это на небольшой территории области Наи Нава и в приграничных с ней местностях.

Монголы нередко давали свои, монгольские, названия местностям, где они обитали. «…на реке Заринаруд, которую монголы называют Чагату и Нагату.., где Чагату означает «белый» – пишет об этом Рашид-ад-Дин.

Из исторических хроник известно, что в XVI веке Верхняя Месопотамия снова характеризуется как опустевшая, малолюдная область. В связи с этим интересно отметить то, что в хоринских преданиях говорится о том, что после их ухода из Наи Нава край этот долго оставался незаселенным. Вероятно, информацию об этом хоринцы, находясь в южной Монголии, могли получать через своих мусульманских соседей, которые постоянно поддерживали религиозные связи, в т.ч. паломнические, с Юго-Западной Азией.

Причины ухода хори

Жестокий разлад и кризис, приведший к краху династии Хулагуидов, способствовал завоеванию Ирана в конце XIV века Тимуром. Этот вставший у власти самаркандский монгол из племени барлас действовал не только как реставратор монгольских государственных традиций, но и как кровавый усмиритель народных восстаний. Поэтому его поддержала монгольская кочевая знать, которая не могла справиться своими силами с народными движениями Ирана. Но помимо тяжелых смут одно только неприятие угрозы ассимиляции, уже охватившей самые верхние слои монгольского общества этого региона, могло быть достаточной причиной для ухода части племен на историческую родину. В этом, наверное, можно не сомневаться. Даже в наш просвещенный век мы становимся свидетелями массового исхода русскоязычного населения из бывших республик СССР.

История имеет сроки прихода и ухода народов. У монголов было исторически обусловленное время прихода в Юго-Западную Азию, а потом для наиболее сохранившейся, не ассимилированной части их пришло время ухода. Предположительно, это могло стать возможным в самом начале XVI века в связи с окончательным крахом монгольских династий на территории бывшего улуса Хулагуидов.

Если это так, то, возможно, сначала они передвинулись или были переселены из Месопотамии на восток, в сторону Хоросана, оттуда и ушли в Южную Монголию или Кукунор. Как сообщает Т.И. Султанов, среди узбекских кочевых племен было племя «бурат», о чем упоминается в традиционных списках XVI века.

По предположению Г.Д. Санжеева, эти буряты вместе с другими монгольскими группами оказались в Средней Азии еще в XIII — XIV веках. Возможно, то были хори-буряты, которые оттуда направились на восток до Внутренней Монголии. Все вышеизложенное, а также фактологические данные, сохранившиеся в народной памяти в форме преданий и исторической песни «Ная Нава», дают очень веское основание для рассмотрения версии о местонахождении «загадочной» родины 6 — 9 поколений бурят XIII — XV веков в пределах территории улуса Хулагуидов.

Совпадения не случайны

Из вышеизложенного мы видим, что совпадение названия географической (историко-географической) области Найнава с названиями из преданий и песни не случайно. Именно здесь располагались кочевья монгольских племен (в том числе и племени Хори) во времена улуса Хулагуидов (1256 — 1353 гг.), государства Джелаиридов (1340 — 1410 гг.) и даже Ак-Коюнлу (1468 — 1508 гг.).

Далее хори-буряты ставят семейную коновязь (сэргэ) обязательно на юго-западной стороне от своего дома и этим указывают, в согласии с преданиями, юго-западное направление местоположения Наи Нава. В преданиях обязательно подчеркивается очень большая отдаленность края Наи Нава, указывается, что она расположена намного дальше Монголии. Но в то время Монголия включала в себя и Кукунор (Верхняя Монголия), и Джунгарию (Западная Монголия), которая всего 250 лет назад охватывала нынешние территории вокруг озер Иссык-Куль в Киргизии и Балхаш в Юго-Восточном Казахстане, в то время в основном с монголоязычным населением, впоследствии поголовно истребленным (по некоторым сведениям, 600 — 700 тысяч человек) маньчжуро-китайскими захватчиками.

В народных сказаниях фактически дана характеристика природно-климатическим условиям того региона, когда утверждается «отсутствие холодных снежных зим в том прекрасном крае с мягким климатом и вечнозеленой растительностью». Это очень важный ориентир для установления географического положения местности. В преданиях говорится, что в том краю, бывало, кони топтали своими копытами изюм, т.е. виноград, что мориной тую (бурятск. — углубление на днище конских копыт) бывало забито этим «узумом»-виноградом.

Так вот, из географии мы знаем, что традиционными районами виноградарства являются именно районы Юго-Западной Азии, но никак не Восточной или Южной Азии. Как видим, все вышеперечисленные явления и факты, связанные с племенем Хори, указывают на территорию улуса Хулагуидов — монгольского государства (ильханата) XIII — XIV веков в Юго-Западной Азии.

Маршрут из Наи Нава

И, наконец, в преданиях в краткой форме описывается маршрут передвижения кочевников из Наи Нава, где подчеркивается очень большая дальность и сложность пути, на котором пришлось переправляться через большое количество крупных рек, преодолевать бесчисленное множество высоких горных хребтов, пройти огромную песчаную пустыню. Наши предки, не изучавшие географию, все же передали своим потомкам информацию, позволяющую определить маршрут их передвижения из Наи Нава.

Объективный анализ физико-географической карты убеждает в том, что вышеописанный маршрут мог быть только из Юго-Западной Азии. Таким образом, не вдаваясь во многие подробности, можно достаточно смело констатировать, что на пути из Наи Нава хоринцам пришлось преодолеть Памиро-Тянь-Шанское нагорье и выйти к великой песчаной пустыне Такла-Макан. Во второй половине XVI века хоринцы кочевали на землях Тумэта и Ордоса, по берегам северной излучины Желтой реки (Хуанхэ), чуть западнее столицы тогдашней Монголии города Хух-Хото.

Приданое княжны

Существует предание, что в среде пришедших с далекого запада (Наи Нава) хоринцев была очень высокородная княжна, которую сосватал большой монгольский хан. Брак Бальжан хатан с Дай Хун Тайжи, сыном солонгутского Бубэй Бэйлэ, был затеян, видимо, в целях скрепления союза в период междоусобных раздоров в Монголии накануне маньчжуро-китайской агрессии. Согласно традициям, монгольские ханы еще со времен Чингисхана передавали своих подданных детям. Хоринцы стали «энжэ» Бальжан хатан «чтобы она могла отдыхать среди своих сородичей» и двинулись вместе с ней на север.

Судьба Бальжан хатан, как известно, сложилась трагично, как и судьба самой Монголии. Логично полагать, что скрытые пружины принципиального раздора этой княжны с ее новой свекровью – молодой женой Бубэй Бэйлэ Батора — могли лежать в плоскости поддержки или неподдержки маньчжурской экспансии по той причине, что новая жена Бубэй Бэйлэ солонгутского была из племени харчинов, активно поддержавших маньчжуров. И, как показали дальнейшие события, солонгуты действительно стали активными союзниками маньчжуров. Бальжан хатан же, будучи дочерью Алтан хана тумэтского, всю свою жизнь жестоко противостоявшего маньчжуро-китайцам, оказала твердое неповиновение свекрови и ушла со своими подданными хоринцами на северо-запад.

«На породные земли, где в древности жил и размножался их народ из рода Хори, Буртэ чинно», как пишут хоринские летописи.

За столетия малолюдности, после ухода в XIII веке хоринцев и других монголоязычных племен и родов на юг, в горно-таежные районы Забайкалья, в которых произрастает тундровое растение ягель, являющийся кормом для оленей, стали постепенно проникать представители северной оленеводческой цивилизации – эвенки. Они, как пишут бурятские летописи и говорят предания, встретили возвращение бурятских кочевников враждебно из-за охотничьих угодий, стали заниматься воровством и разбоем мирного скотоводческого населения. Одновременно с юга совершали набеги подвластные маньчжурам и мобилизованные ими монгольские военные отряды с целью покорения хоринцев.

В борьбе с этим бедами прославился Бабжа Батор из рода хуасай, который заставил отступить и тех, и других. Наверное, происходило то, что и должно было произойти. Объективным результатом сложившейся в XVII веке новой геополитической ситуации в Центральной Азии стало принятие хоринцами подданства русского царя. Далекая Москва была для них более приемлема, чем соседняя огромная маньчжуро-китайская империя, с которой центрально-азиатская степная цивилизация номадов вела практически беспрерывную борьбу в течение тысячелетий, ярким памятником чего является Великая китайская стена.

Выводы

Если считать, что за полтора-два столетия 6 — 9 поколений хоринцев рождались, жили и похоронены в крае Наи Нава, в период т.н. «Золотого века монголов», то получается, что Наи Нава была родиной не только уходящих оттуда людей, но и их предков. Поэтому вполне объяснимо, почему пришедшие оттуда люди передали своим потомкам песню и ностальгические рассказы о Наи Нава, впоследствии обретшего характер своего рода бурятского «Беловодья», земли обетованной.

Факт сохранения хоринцами особенностей своего языка (например звука «h»), вероятно, связан именно с тем, что они большую часть прошедшего тысячелетия имели какую-то территориальную особенность при определенной (относительной) внутриплеменной самостоятельности.

Долголетие и живучесть песни и преданий о Ная Нава, очевидно, объясняется тем, что они существуют не в форме эпоса, исполняемого каким-то отдельным сказателем, а носит характер общенародных рассказов и информации, передаваемых аналогично родословной, от деда к внуку. Сохранение в самых широких слоях народных масс разных подробностей, касающихся Наи Нава и ухода оттуда предков хори-бурят, а также более-менее относительная свежесть их, в т.ч. песни, показывает, что событие это не могло быть очень сильно отдаленным по времени.

Сравнение степени сохранности устной народной информации о событиях 300 — 400-летней давности позволяет предполагать, что прибытие хоринцев в южную Монголию или Куконор из Наи Нава могло быть приблизительно 500 — 600 лет назад, но не далее, ибо более отдаленные события в народной памяти (тем более с подробностями), как известно, в устной форме не сохраняются. Рассматривая свою версию о Наи Нава (Ная Нава), автор руководствовался известным принципом: история должна отражать правду, какой бы она ни была.

На сайте Буряад Унэн представлена другая версия Наян Наваа.

Легендарная Наян-Наваа: о местонахождении «земли обетованной» – прародины хори-бурят

Выходит в свет брошюра, проливающая свет на про­исхождение хори-бурят. Её содержание — это обширная по объёму статья доктора исторических наук ИМБТ СО РАН Булата Зориктуева: «Наян-Нава и проблема этногенеза бурятской пле­менной общности хори». Ранее она была опубликована в научном журнале «Научный диалог» (№ 5, 2020 г.). Научная новизна статьи заключается в том, что в ней впервые в монголоведе­нии поставлена и исследована проблема местонахождения первоначальной родины племе­ни хори Наян-Нава. Полученные результаты важны для последу­ющих исследований этнической истории хори и других этносов. Брошюру к изданию готовит известный агинский издатель Гончикбал Баиров и практически весь тираж уйдёт в Забайкаль­ский край.

О том, где находилась легендар­ная прародина хоринцев Наян-Нава, в интервью с д.и.н. Булатом Зориктуевым.

— Булат Раднаевич, почему вы обратились именно к этой пробле­ме?

— Бурятская народность состоит из четырёх племенных общностей – хори, булагат, эхирит, хонгодор, а также территориально-этнической группы селенгинских бурят. По се­ленгинским бурятам ситуация ясна – это мигрировавшие на Селенгу группы из Халхи и Предбайкалья, преимущественно булагатско-эхи­ритские роды. А вот история обра­зования названных племён, в том числе и хори, до сих пор известна очень плохо.

— Но ведь по истории хори опубликовано достаточно работ, и их количество продолжает расти?

— Большая часть проблем остаёт­ся нерешённой, поскольку исследо­вателям неизвестен начальный этап этнической истории хоринцев. Ими не учитывается взгляд на свою исто­рию самих хоринцев, которые твёр­до убеждены в том, что являются пришлыми к Байкалу людьми. Они утверждают, что их древней колыбелью была местность Наян-Нава, находившаяся в далёкой благодат­ной стране. О ней, как о щемящей душу родине предков, сохранилась песня «Наян-Нава», в прошлом её знал каждый член хоринского племени. А отсутствие ответа на вопрос о местонахождении праро­дины закрывает путь к раскрытию ранней истории хори, в частности, к адекватному пониманию и интер­претации известной легенды о Хо­ридое и его супруге деве-лебеди, в которой в сфокусированной форме преломлен этногенез хори. В силу неизвестности материала о Наян-Нава, легенда о Хоридое никогда не становилась объектом глубокого анализа исследователей. Такая про­слеживается взаимосвязь.

— И как же образовалась этническая основа племени хори?

— Предками племенного этноса хори была сяньбийская общность тоба. В начале IV века тобасцы с востока Монголии прибыли в Амдо, к озеру Кукунор, где стали извест­ны как хор-тоба. Там из их состава, унаследовав древний сяньбийский тотем собаки, выделилась группа родов, получившая имя хор, со вре­менем принявшего форму хори. Эта группа осела западнее Кукунора, в Цайдаме.

— И там же находилась Наян-На­ва?

— Совершенно верно, об этом эпизоде в бурятском фольклоре сохранились отголоски двух ранних цайдамских вариантов легенды о Хоридое и его супруге лебеде Хо­боши, сложение которых связано с реально существовавшим в Цайда­ме оз. Садамтын-Саган-нур. Они в комплексе с другими источниками свидетельствуют о том, что приле­гавшая к этому водоёму территория была древней прародиной хорин­цев, оставшейся в их памяти как На­ян-Нава.

— Широко известная версия о Наян-Нава в Ираке не подтвержда­ется?

— Достоверно известно, что назва­ние административного центра про­винции Найнава в Ираке образо­вано от слова Ниневия — названия столицы Ассирийского государства, существовавшего на территории Северного Ирака на левом берегу Тигра в VIII-VII вв. до н.э. Это зафик­сировано во всех энциклопедиях и многочисленных научных трудах. Кроме того, в источниках нет све­дений об участии хоринцев в монгольских завоеваниях на запад. Этот факт говорит о том, что хоринцы в XIII веке в составе монгольских войск на Тигре и Евфрате не были, сле­довательно, иракский топоним Най­нава никто к Байкалу не приносил.

— А какие, конкретно, источники говорят в пользу вашей версии?

— Широко известный в Бурятии знаток фольклора хори-бурят Р.Э. Эрдынеев из Еравны в 1978 году сообщил мне текст песни «Наян На­ваа» и так объяснил её содержание: «Наян Наваа — это имя древней прародины хоринцев, она находи­лась между Монголией и Тибетом. Там родилось племя хори…».

А о существовании оз. Садамтын- Саган впервые в конце XIX века по­ведал собиратель-этнограф Матвей Хангалов. Название этого озера и имена, связанных с ним божеств, присутствуют в шаманских призыва­ниях западных бурят. А самую яркую специфику культа сайтани бурхад, местом пребывания которых был Цайдам, составляло присутствие в их пантеоне предка хоринцев Хоридоя и его супруги Хобоши. Ха­рактеризуя сайтинские божества, Хангалов писал: «Сатинские боги — добрые, покровительствуют людям; к ним принадлежит Хоредой-нойон и его жена Хобоши-хатун, дочь Неба Шара-Хасара, превращавшаяся в ле­бедя, почему буряты чтут лебедей и никогда не убивают». Важно подчер­кнуть, что название оз. Садамтын- Саган-нур, выражение сайтани (са­тани) бурхад этимологически связа­ны с топонимом Цайдам.

— Булат Раднаевич, но ведь у хо­ринцев тотемом была собака, а не лебедь?

— В начале VI века к озеру Садам­тын-Саган с Саяно-Алтая прибыла группа тюркских родов, почитав­шая лебедя. Она омонголилась и слилась с хоринцами. Возникшее племя, будучи основанным на базе монголоязычных родов, стало на­зываться хори. Соединение в этносе двух этнических начал – монголо­язычного и тюркоязычного – обу­словило функционирование в нём системы двойного счёта родства, в соответствии с которым все 11 хорин­ских родов одновременно принад­лежали и к патрилинейной (связан­ной с предком-праотцом Хоридоем), и к матрилинейной (связанной с легендарной праматерью – де­вой-лебедем Хобоши) родственным группам. В конце I тыс. н. э. у хорин­цев утвердились нормы отцовского рода, что привело к закреплению патрилинейного правила счёта родства, по которому непрерывная связь от потомка к предку и в том числе к легендарному прародителю Хоридою велась исключительно по мужской линии. Хоринцы, несмотря на смену счёта родства, сохраняя почтительное отношение к родству по материнской линии, свято из по­коления в поколение берегли па­мять о легендарной прародительни­це Хобоши. Поэтому они до сих пор говорят, что произошли от лебедя. Что касается прежнего сяньбийско- тобаского тотемного культа собаки, то он, утратив своё былое значение, сохранился в форме родового само­названия галзут.

— А какие хоринские роды имеют тюркские корни?

— Сначала в составе хоринского племени было пять тюркских чисто лебединых родов: хуасай, хубдут, хальбин (хангин), шарайт (шарят) и харят. На каком-то этапе харяты выпали из него. Поэтому омонго­лившихся тюркских родов в составе хоринцев осталось четыре. Тогда семь других родов — харгана, худай, галзут, гучит, бодонгут, батнай, цага­нут — имеют, надо полагать, чисто монгольские корни, хотя этническая принадлежность харганаевцев и ху­даевцев, которых Ц.Б. Цыдендамба­ев относил к тюркским родам, тре­бует дополнительного изучения.

— Что же произошло дальше? Почему хоринцы покинули Наян-Нава?

— Возможно, начались межпле­менные распри за лучшие места обитания в Цайдаме. Поэтому хо­ринцы предположительно на рубе­же I—II тыс. н. э. оставили Наян-Нава и оказались в верховье Лены на за­падной стороне Байкала. Они были одной из первых монголоязычных групп на берегу сибирского моря и в XIII веке прочно входили в состав предбайкальского населения. На это указывает этнографический мате­риал, собранный мной у качугских и ольхонских бурят. Так, на Верхней Лене находится особо почитаемая местными бурятами гора Ягшал. Её эжином (духом-хозяином) является Хорёодой Ехэ Yбгэн (Великий старец Хоридой), а его супругой — Хоб­широй Ехэ Хатан (Великая госпожа Хобширой). Хорёодой и Хобширой являются местными вариантами имён Хоридой и Хобоши, дополнен­ными почётными эпитетами мэргэн и хатан.

— А как они оказались в Забайкалье?

— Со временем хоринцы сместились южнее, охватив устья р. Большая и Малая Бугульдейка и о. Ольхон. С Ольхона они проникали на восточный берег Байкала. В на­чале XVII века они заняли правый берег низовьев Селенги, называв­шийся Кударинской степью, и от­сюда постепенно расселились по другим ныне занимаемым местам в Забайкалье. Этот финальный этап этнической истории хори получил развёрнутое выражение в широко известном ныне позднем байкаль­ском варианте легенды о Хоридое, в котором все действия происходят на Ольхоне и обоих берегах Байкала. Данная версия легенды, необосно­ванно считаясь единственной, при­вела к достаточно прочно закрепив­шемуся в бурятоведении ошибочно­му мнению, что хоринцы являются автохтонами Байкальского региона.

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ

Наши предки вели очень подвижный образ жизни…

Из двух версий мне как-то импонирует версия о Най-Наваа в Ираке…

Ссылка на статью о празднике единения хори-бурят.

Мои посты о Бурятии:

Видео экскурсии по Иволгинскому дацану и встречи с ректором Буддийского университета.

Хамбо-лама Итигэлов: Родной улус, место упокоения и Храм-дворец.

30 мая — День Республики Бурятия! Видео и фото с праздничного концерта!

Видео: Богини Байкала из Бурятии!

Байкальская гавань Бурятии!

Впечатления от Улан-Удэ!

Моя страница в Дневниках якт ру.: http://nikbara.ykt.ru/ 

Мой сайт: https://nikbara.ru/

Мой канал в «Яндекс Дзен» — NikBara

Просьба подписаться на мой канал «Николай Барамыгин» на Ютуб!

https://www.youtube.com/c/НиколайБарамыгин

И на мои аккаунты в социальных сетях!

Я в Инстаграме @nb2015p

Персональная страница в «Фейсбуке»: https://www.facebook.com/nikbaramygin/

«Одноклассниках» https://ok.ru/profile/500676253992

«В контакте» https://vk.com/nbaramygin

 «Твиттер» https://twitter.com/NBaramygin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *