«Показать власти кузькину мать» Почему стабильный Казахстан охватили массовые протесты и чем они угрожают России?

«Показать власти кузькину мать» Почему стабильный Казахстан охватили массовые протесты и чем они угрожают России?
Фото с сайта Lenta.ru

Новый 2022 год начался с панихиды по Сардане Афанасьевне Слепцовой и новостей из Казахстана… Вашему вниманию репост материалов из Википедии о расстреле нефтяников в г. Жанаозен в 2011 году и интервью политолога, специалиста по российско-казахстанским отношениям, директора по международным проектам Института национальной стратегии Юрия Солозобова. 

В Википедии пишут:

Протестное движение в Мангистауской области Казахстана (каз. Қазақстанның Маңғыстау облысындағы наразылық қозғалысы) — акции социального протеста работников дочерних компаний государственной нефтегазовой компании «КазМунайГаз» («Каражанбасмунай» и «Озенмунайгаз») в Мангистауской области на юго-западе Казахстана. Наиболее известно массовой забастовкой нефтяников в 2011 году, вылившуюся в крупные беспорядки в городе Жанаозене 16 декабря с 15 погибшими, сотнями раненых и арестованных. На следующий день в посёлке Шетпе во время подавления полицией беспорядков, связанных с событиями в Жанаозене, погиб ещё один человек.

Забастовочное движение

Перманентные забастовки нефтяников в Мангистауской области длятся с 2008 года[1]. Одновременно росла дифференциация по уровню доходов: из-за роста среднего уровня зарплат росли цены, но у значительной части населения, не связанной с нефтяной отраслью, изменения уровня доходов не произошло[2].

Начиная с 2010 года на нефтяном предприятии «Каражанбасмунай» тянулся трудовой конфликт, в ходе которого достаточно большая группа работников начала требовать улучшения условий труда и повышения его оплаты. В январе 2011 года был создан трудовой арбитраж, в котором работники оказались в меньшинстве, вместо паритетного соотношения с работодателем, как это предполагалось изначально. Председатель профкома Е. Косарханов соглашается с таким положением вещей, а также активно препятствует включению в состав арбитража юриста профкома Натальи Соколовой[3].

В марте юрист независимого профсоюза месторождения «Каражанбас» Наталья Соколова распространила заявление премьер-министру и генеральному прокурору по фактам вооруженного нападения на активистов профсоюза[цитата не приведена 980 дней].

30 января[источник не указан 3043 дня] и 15 февраля 2011 года[источник не указан 3043 дня] заместитель руководителя профсоюза ОО «Профсоюз работников Каражанбаса» Асланбек Айдарбаев подвергся избиению и вооруженным угрозам, а его дом в ночь с 19-го на 20-е мая[источник не указан 3043 дня] был подожжён неизвестными[4].

Забастовки первоначально проходили на территории месторождения Каражанбас в районе Актау с 17 мая, с 26 мая к ним присоединились работники производственного филиала «Озенмунайгаз» в районе Жанаозена[5][6][7]. В районе Актау с 17 мая бастовало более 700 рабочих, а компания за десять дней потеряла 1,6 миллионов долларов вероятного дохода[8]. В забастовку в Жанаозене было втянуто с первого дня 1,5 тысячи нефтяников[1].

Массовые забастовки изначально коснулись в основном сервисных служб, а не служб добычи. В июле в районе Жанаозене бастовало более 1,2 тысячи рабочих[1].

2 июня в Актау произошла массовая мирная акция бастующих на площади перед акиматом Мангистауской области, в ходе которой они безуспешно пытались встретиться с акимом Крымбеком Кушербаевым для передачи ему обращения Главе государства Нурсултану Назарбаеву[9].

2 августа в Жанаозене был найден убитым профсоюзный активист Жаксылык Турбаев, а 24 августа было обнаружено тело пропавшей накануне дочери председателя профсоюзного комитета рабочих компании «Озенмунайгаз» Кудайбергена Карабалаева[10]. Однако, по словам представителей ДВД Мангыстауской области, какой-либо связи между произошедшими убийствами с забастовкой не прослеживается.

После начала забастовок из нефтегазовой отрасли было уволено несколько сотен протестующих рабочих[5].

Правительство Казахстана в течение 7 месяцев никак не реагировало на требования бастующих нефтяников[11].

3 октября в Жанаозене совершил самоубийство один из бастующих рабочих компании «Озенэнергонефть»[12].

2325 ноября в Жанаозене состоялась трёхсторонняя встреча с бастующими по вопросу их трудоустройства[13].

Требования и программа действий

Начиная с мая на западе Казахстана практически непрерывно шли забастовки нефтяников, требующих выплаты отраслевых и региональных коэффициентов к заработной плате (по мнению рабочих, их зарплата была в течение нескольких лет почти вдвое ниже причитающейся)[14][15].

Вплоть до 16 декабря у бастующих не было никаких политических требований, а только экономические[16]. У бастующих не было ни плана действий, ни серьёзной поддержки со стороны социальных активистов из других регионов и государств, что должно было привести их к любым крайним мерам[17]. 14 декабря 2011 года было опубликовано обращение к нефтяникам с требованиями отставки президента[18].

Журнал «Эксперт» пишет, что этот конфликт не столько трудовой, сколько социально-экономический: по мнению журналистов, люди в большей степенью недовольны низким уровнем развития региона Мангистау и собственно Жанаозена (несмотря на огромные доходы нефтедобывающих компаний), нежели низкими зарплатами[1].

Официальная версия событий 16-17 декабря в г. Жанаозен

16 декабря 2011 года во время празднования 20-летия независимости Казахстана около 16.30, согласно официальным данным, разъяренные протестующие разгромили полицейский автобус, перевернули и подожгли автомобиль. Также, судя по отдельным фрагментам видео, разъярённые участники беспорядков (многие из которых были не в форме нефтяников, а в обычной гражданской одежде) набрасывались с палками и обрезками труб на участвовавших в празднике детей — участников театрализованного шествия, а также на полицию. Кроме того, в опубликованных видеороликах (некоторые из которых были официально продемонстрированы на брифингах в Генеральной прокуратуре) видно, как группы протестующих осуществляют беспорядки (поджигают здания, громят и грабят магазины, толкают и громят автомобили), а также нападают на полицейских[41].

Позднее в ходе следствия и суда было установлено, что каждому из активных участников беспорядков провокаторы дали по 20 тысяч тенге, поили, раздавали обрезы и другое оружие, призывая грабить магазины, громить автомобили и избивать участников праздничного шествия. Об этом 24 декабря в ходе встречи с жителями Жанаозена упомянул президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. «Провокаторы сделали свое дело и скрылись. Половину из них мы уже задержали, но тот, кто в целом дирижировал этим, в Жанаозене вообще не появлялся. Каждому из молодых людей дали по 20 тысяч тенге, каждого напоили. Мы серьёзно расследуем это дело и разберем каждую смерть в отдельности. Организаторов мы будем искать, в какой точке мира они бы ни скрывались. Будет суд, и виновные будут наказаны», — сказал президент[42].

Впоследствии представители Генеральной прокуратуры Казахстана продемонстрировали видеозапись, из которой следует, что собравшиеся на площади люди сначала препятствовали прохождению праздничной колонны, затем принялись разбивать припаркованные рядом с площадью автомобили, потом стали оттеснять полицейское оцепление. Затем ими было захвачено и подожжено здание городской администрации (акимат). Некоторые чиновники, спасаясь, выпрыгивали с верхних этажей[43][44][45].

Были также сожжены офис нефтяной компании и гостиница. Нападавшие не давали возможности проехать пожарным машинам. Для защиты граждан, оказавшихся в захваченном здании, был сформирован и направлен сводный отряд полиции, который протестующие забросали камнями и якобы открыли по нему стрельбу из огнестрельного оружия. Заместитель начальника департамента внутренних дел Мангистауской области Талгат Мусаканов сказал, что при попытке тушения пожара и оказания помощи пострадавшим со стороны толпы была применена стальная арматура, холодное оружие, огнестрельное оружие[43][44].

По данным ряда СМИ, в беспорядках приняло участие от одной до трёх тысяч человек[46].

По официальной версии, полицией был открыт огонь на поражение для предотвращения беспорядков, в целях защиты жизни и здоровья мирных жителей, а также для предотвращения попадания оружия в руки хулиганов[47][48]. По свидетельствам некоторых СМИ, полицейские, которые на момент начала беспорядков были без оружия, покинули центральную площадь, а затем вернулись на неё уже вооружёнными, и открыли огонь травматическими патронами по агрессивным участникам беспорядков. По другим сообщениям, огонь по агрессивной толпе был открыт, когда она подошла к зданию акимата[49].

Объективно судить о том, что на самом деле происходило в момент беспорядков, можно только на основе визуальных свидетельств — по тем немногим видеороликам, которые были отсняты на месте или с крыш близлежащих зданий. При этом в печатных и электронных СМИ крайне мало объективных свидетельств, которым можно доверять как независимым источникам. Объясняется это двумя моментами. Во-первых, в момент активной фазы самих беспорядков профессиональных журналистов на месте не было (здесь стреляли и было очень опасно). Пресса стала прибывать в город позднее. В результате в качестве «очевидцев», которые впоследствии описывали события репортёрам, часто выступали сами же погромщики. С их слов в газетах и появлялась информация, в частности, что детей из театрализованной колонны якобы не разогнали, а «вежливо попросили изменить маршрут», что полицейский джип якобы врезался в толпу митингующих и прочее, что позднее было опровергнуто на основе объективных данных видеосъёмок. Во-вторых, очень значительная доля публикаций о тех событиях, появившихся в первые дни, приходится на оппозиционные СМИ, подконтрольные беглому казахстанскому олигарху Мухтару Аблязову. Хотя, безусловно, отснятые этими СМИ фото- и видеосвидетельства в любом случае имеют высокую ценность, наряду с другими, опубликованными по данным событиям.

Наглядно о неточности публиковавшейся информации можно судить по данным о погибших и раненых. Согласно первому сообщению прокуратуры, погибло 10 человек[50]. По уточнённым на следующий день данным, погибло 11 человек[51]18 декабря официальное число погибших в Жанаозене выросло до 15[52][53].

При этом СМИ приводили другие данные, самые различные. Так, российская журналистка Е. Костюченко в своей репортажной статье «Жанаозен» в «Новой газете» ссылается на рассказ некоего неназванного медика, хирурга-реаниматолога в больнице Жанаозена. Врач в интервью журналистке сообщила, что только ей лично не удалось спасти 22 человека. «Мы оперировали их, доставали пули, но они умирали. Сейчас людей, которых я не спасла, 23. Будет 24 — один в реанимации очень тяжелый, не выживет»[54]. В той же статье, перепечатанной актауским изданием «Лада», приводятся сообщения опять-таки неназванных свидетелей, якобы находившихся внутри больницы и работавших в морге, которые сообщили, что в морг больницы доставили всего 64 трупа[55]. Е. Костюченко также ссылается на неназванного водителя «скорой помощи», который, сделал два рейса из Жанаозена в Актау и перевез 15 трупов. Если анализировать публикации в оппозиционных СМИ, то их сообщения чаще всего указывают на 70 погибших[56]. В целом налицо традиционный для подобных трагических событий разнобой данных официальных (таких как Генпрокуратура) и СМИ, чьи подсчёты основаны на свидетельствах неназванных очевидцев и свидетелей, проверить которых невозможно.

Между тем, ведущие казахстанские телеканалы давали близкие цифры по количеству пострадавших (но не погибших). Так, в сюжете телеканала КТК сообщалось, что госпитализировано свыше 60 пострадавших, шестеро из которых — сотрудники правоохранительных органов, в том числе заместитель начальника Жанаозеньского управления внутренних дел, который перенес сложнейшую операцию[57]. Оппозиционные и независимые СМИ на этом фоне давали другие цифры. Так, газета «Лада» сообщала, что уже в обеденное время 16 декабря в больнице Жанаозена было 340 раненых, а до утра следующего дня их якобы стало уже 400, из которых 17 наиболее «тяжёлых» раненых отвезли в Актау[55]. Доверять этим данным, впрочем, вряд ли возможно, так, в публикации «Лады» обращает на себя внимание нестыковка по времени: если беспорядки начались около 16.30, то непонятно, как уже после обеда (в 14—15 часов) в больнице могли оказаться сотни раненых.

Тем не менее, несмотря на существенную разницу в оценках, масштабы произошедшей в Жанаозене трагедии впечатляют. В результате беспорядков было сожжено здание городского акимата[58]. К вечеру в городе начались массовые грабежи, в которых участвовало, согласно данным полиции, до 5 тыс. человек. По сообщению Генеральной прокуратуры, было разграблено и подожжено 46 объектов, в том числе 8 банков и банкоматов, 20 магазинов, два кафе, одна нотариальная контора, два ломбарда, два акиматовских здания, два опорных пункта полиции, три частных дома и более 20 автомашин. Также была перевернута новогодняя ёлка, разрушены расставленные по случаю 20-летия независимости республики юрты[43][59][60].

17 декабря в середине дня в центр Жанаозена опять начали стекаться толпы людей, которые забрасывали полицейских камнями и бутылками с зажигательной смесью. К вечеру по ним вновь был открыт огонь[49].

По подозрению в участии в беспорядках были задержаны около ста человек[57]. Задержания происходили в сложных условиях, часто на фоне агрессии со стороны молодёжи. Полицейские действовали жёстко и из-за того, что в их рядах были пострадавшие и тяжелораненые. В результате, по данным СМИ, при задержаниях не обошлось без инцидентов. Так, Базарбай Кенжебаев рассказал репортёру «Новой газеты», что вечером 16 декабря он был необоснованно задержан в Жанаозене, когда шёл навестить дочь в роддоме. Его жестоко избивала полиция, требуя признаться в соучастии в разграблении магазина. Кенжебаев на следующий день был освобождён, но вскоре после интервью с репортёром он умер от последствий побоев[61]. О том, что полиция задерживала молодых людей только на том основании, что они проходили мимо разграбленного магазина и жестоко обращалась с ними, сообщил и ставший очевидцем этого журналист газеты «Известия» (который сам был задержан, но вскоре освобождён)[49].

Власти предприняли усилия по стабилизации обстановки и недопущению распространения паники. Местные провайдеры заблокировали доступ к сети микроблогов Twitter, в районе города Жанаозен была блокирована мобильная связь[51]. Также сообщалось об отключениях электричества[62]. Российские СМИ сообщали, что в город были введены внутренние войска. Также ряд прозападных СМИ (среди которых «Эхо Москвы») сообщал о том, что поздно вечером в Жанаозен вошла бронетехника из Актау, а над городом барражируют военные вертолёты[63][64][65]. Газета «Комсомольская правда» со ссылкой на собственные источники отметила, что в город также были введены 1500 морских пехотинцев[66].

Из-за событий в Жанаозен были остановлена добыча на месторождениях Мангистаумунайгаза и Каражанбасмуная с 16 декабря 2011 года. На остальных нефтяных и газовых месторождениях Мангистауской области была введена усиленная охрана, однако они работали в штатном режиме.

17 декабря глава МВД Казахстана Калмуханбет Касымов заявил, что ситуация в Жанаозене стабилизировалась[67].

21 декабря в поселке Жетыбай прошёл митинг в поддержку нефтяников Жанаозена[68].

Центральным избирательным комитетом принято решение об отмене парламентских выборов 2012 года на территории города, согласно решению Конституционного совета Казахстана о невозможности проведения выборов в местностях с чрезвычайным положением. Назарбаев ветировал решение Избиркома об отмене выборов в Жанаозен, заявив, что это было бы нарушеним избирательного права людей.

11 января 2012 года Конституционный совет отменил своё решение от 6 января после вето Назарбаева на это решение[69].

Беспорядки 17 декабря в Шетпе

17 декабря на железнодорожной станции Шетпе в Мангистауской области группа лиц с призывами в поддержку участников беспорядков в Жанаозене перекрыла движение поездов, подожгла тепловоз, забросала вагоны бутылками с горючей смесью. В результате произошла задержка 7 пассажирских и 3 грузовых поездов. В поселке Шетпе протестующие подожгли новогоднюю ёлку, камни полетели в витрины магазинов и автомобили. Генеральная прокуратура Казахстана сообщила: «Учитывая то, что действия хулиганов реально угрожали жизни и здоровью мирных граждан и самих сотрудников полиции, полицейские вынужденно применили оружие.» В итоге погиб ещё 1 человек, не менее 11 были ранены[70][71].

Как сообщали некоторые российские СМИ, во время событий в Шетпе якобы был избит полицейскими популярный блогер Мурат Тунгишбаев, размещавший на YouTube видео со столкновениями между полицией и участниками протестов[63].

Реакция на события

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал указ о введении чрезвычайного положения в городе Жанаозен. Режим ЧП был введён на 20 дней: с 18:00 17 декабря 2011 года до 07:00 5 января 2012 года. В эти дни в городе должен действовать комендантский час: с 11 часов вечера до 7 часов утра следующего дня[72].

На период ЧП в городе была усилена охрана общественного порядка и отдельных важных объектов, ограничена свобода передвижения, в том числе въезд и выезд в город, введена проверка удостоверений личности, запрещены митинги, шествия и забастовки, а также продажа оружия и разнообразной техники: аудио- и видеозаписывающей, копировальной и так далее[73].

Также Назарбаев создал правительственную комиссию по расследованию событий в Жанаозене[74]. На период действия чрезвычайного положения, в городе будет введен комендантский час с 23 часов 00 минут до 7 часов 00 минут, запрещено проведение любых массовых мероприятий, а также забастовки и «иные способы приостановления или прекращения деятельности юридических лиц»[75].

По мнению президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, «трудовой спор нефтяников нельзя смешивать с деяниями бандитствующих элементов, которые хотели воспользоваться ситуацией для своих преступных замыслов»[76].

Известно об аресте всех 150 нефтяников Каражанбаса, которые вышли на площадь в Актау в знак поддержки своих коллег из Жанаозена[77].

22 декабря Назарбаев посетил Жанаозен, где встретился с представителями трудовых коллективов нефтяных компаний и пообещал, что «будут приняты все меры по восстановлению города Жанаозен, обеспечению нормального функционирования объектов жизнеобеспечения города, а также по трудоустройству уволенных работников». Назарбаев объявил об увольнении главы фонда национального благосостояния «Самрук-Казына» Тимура Кулибаева, который приходится ему зятем. В частности, фонд «Самрук-Казына» владеет госпакетом нефтедобывающих компаний, в том числе «Казмунайгаз». Назарбаев заявил: «Не было выполнено мое поручение по своевременному решению трудового спора. Более того, работодателями было принято решение по незаконному увольнению работников компании, причем и тех, которые отсутствовали на работе по уважительным причинам: находились на больничном, в отпуске и так далее. «В целом, требования работников компании к работодателям были обоснованными. Если и были нарушения трудовой дисциплины со стороны работников, работодателям не надо было забывать, что это наши граждане и они не свалились с Луны, их надо было выслушать и по возможности максимально поддержать, чего, к сожалению, не было сделано». В тот же день стало известно, что Назарбаев отправил в отставку акима (главу администрации) Мангистауской области Крымбека Кушербаева и назначил на его место Бауржана Мухамеджанова. Также президент уволил главу нефтегазовой компании «Казмунайгаз» и её возглавил Ляззат Киинов, занимавший до этого времени должность вице-министра нефти и газа, а ранее возглавлявший Мангистаускую область[78][79].

Президент обвинил в беспорядках организованные преступные группировки, связанные с силами за рубежом[80]. За превышение полномочий были задержаны трое полицейских[81].

По приглашению пресс-службы Премьер-Министра РК 24 декабря 2011 года группа казахстанских блогеров вылетела в Мангистаускую область. В программе блог-тура, который получил название «Жанаозен. Глазами очевидцев», известные казахстанские блогеры Алишер Еликбаев (@yelikbayev), Баглан Айдашов (@sympaticus), Искандер Салиходжаев (@iskander_kz), Сабина Саденова(@sadenka), Карлыгаш Нуржанова (@karla_nur), Жомарт Амирханов (@zhomart) ознакомятся с ситуацией в Жанаозене. Блогеры встречаются с жителями Жанаозеня, побывают на городских рынках, предприятиях, увидят собственными глазами, как налаживается жизнь в городе, ознакомятся с работой правительственной комиссии и правоохранительных органов. В режиме онлайн сообщения блогеров будут размещаться на твиттер-ленте сайта pm.kz и в социальных сетях, в Фейсбуке и Вконтакте[82].

25 января 2012 года было опубликовано заявление Генерального прокурора Республики Казахстан, в котором были названы организаторы беспорядков: Сактаганов, Джарылгасинов, Ирмуханов, Досмагамбетов, Уткилов и Тулетаева.

Также в заявлении было признано, что «в отдельных случаях применение оружия и специальных средств со стороны полицейских носило несоразмерный характер, реакция на действия нападающих была неадекватна возникшей угрозе. Вследствие этого, превышая свои полномочия, они противоправно применили оружие, что повлекло гибель и ранения людей.» В связи с этим за ненадлежащее исполнение своих служебных обязанностей, выразившееся в непринятии мер по пресечению незаконных действий подчиненных, к уголовной ответственности был привлечён заместитель начальника ДВД Мангистауской области Утегалиев, командовавший сводным отрядом полиции. За применение оружия с превышением должностных полномочий, повлекшее гибель людей, к уголовной ответственности были привлечены начальник отдела по борьбе с экстремизмом ДВД Мангистауской области Багдабаев, первый заместитель начальника УВД города Жанаозен Бакыткалиулы, оперуполномоченный ДВД Мангистауской области Жолдыбаев. В связи с гибелью Кенжебаева Базарбая, причиной смерти которого по показаниям его родственников явились телесные повреждения, нанесенные ему в ИВС УВД города Жанаозен к уголовной ответственности был привлечён начальник изолятора временного содержания УВД города Жанаозен Темиров, допустивший незаконное содержание Кенжебаева в ИВС и не обеспечивший его своевременную госпитализацию. Указано, что принимаются меры по установлению лиц, виновных в избиении погибшего.

Кроме того, указывается, что «нарастанию социальной напряженности и длительной забастовке нефтяников, переросшей в итоге в массовые беспорядки, способствовали незаконные действия должностных лиц местных исполнительных органов и руководителей нефтяных предприятий». Указывается, что органами финансовой полиции установлено, что данные лица, вопреки интересам горожан, на протяжении нескольких лет расхищали средства, выделяемые на социально-экономическую поддержку местного населения и работников нефтегазовой отрасли, хищения совершались бывшим и действующим акимами города Жанаозен Бабахановым и Сарбопеевым через общественные фонды «Жанашыр» и «Жарылкау» (в данных фондах аккумулировалась спонсорская помощь АО «РД «Казмунайгаз», предназначенная на оказание социальной поддержки населению города). Значительная часть денег в дальнейшем обналичивалась и присваивалась. Эти должностные лица и руководители названных фондов привлекаются к уголовной ответственности. Также было возбуждено уголовное дело в отношении руководителей АО «РД «КазМунайГаз» и ТОО «Компания Мунай Экология» Мирошникова и Баймухамбетова по факту хищения денежных средств АО «РД «КазМунайГаз» в сумме 335 млн. тенге, в оттношении бывшего директора ПФ «ОзенМунайГаз» Ешманова, его заместителя Маркабаева, которые подозреваются в хищении денежных средств АО «РД «КазМунайГаз» в сумме 127 млн тенге в сговоре с директором ТОО «Бургылау» Сейтмаганбетовым.

В то же время, в заявлении указывается, что «одной из причин массовых беспорядков являлись активные действия отдельных лиц по склонению уволенных рабочих к продолжению акций протеста и жесткому противостоянию властям» и в связи с этим задержаны руководители и активных члены незарегистрированных общественных объединений «Алга» и «Халык Майданы» Козлов, Амирова и Сапаргали, подозреваемые в причастности к разжиганию социальной розни. [83]

Реакция оппозиции

17 декабря в Алма-Ате состоялся митинг протеста против действий властей в Жанаозене. Лидеры партии ОСДП «Азат» Жармахан Туякбай, Амиржан Косанов и Болат Абилов выступили на импровизированном митинге, заявив, что государство должно принять все меры для мирного урегулирования ситуации[84].

Лидер казахстанской партии «Руханият» Серикжан Мамбеталин выступил с обращением к солдатам и офицерам армии, призвав их «не стрелять в своих соотечественников»[85].

Оценки и мнения

По официальной информации органов власти, массовые беспорядки произошли вследствие преступных действий группы лиц. В ответ на требования правоохранительных органов прекратить противоправные действия эти лица совершили нападение на сотрудников правоохранительных органов[94]. «Нефтяники Жанаозена оказались „разменной картой“ в руках противников власти, скрывающихся от правосудия за границей, — считает Казинформ. — Они стали лишь инструментом для расшатывания стабильности в нашем государстве»[95].

В ходе проведения 17 декабря пресс-конференции Генеральной Прокуратуры Казахстан официальный представитель надзорного ведомства Н. Суиндиков продемонстрировал видеозаписи, на которых видно, что первыми конфликт начали люди, одетые в фирменные комбинезоны «Казмунайгаза», а также неизвестные молодые люди, которые также тесно контактировали с бастующими. Как отметил Н.Суиндиков, представители правоохранительных органов до последнего не применяли огнестрельное оружие и старались избегать провокаций, имевших место со стороны бастующих. Но, ввиду оказания массового сопротивления полиции, а также в связи с необходимостью охранять общественный порядок, отбить нападения на представителей власти и мирных граждан, полицейские были вынуждены применить табельное оружие. Таким образом, распространенная со стороны оппозиционных СМИ информация о якобы протаранившем толпу бастующих нефтяников полицейском автомобиле УАЗ, а также о фактах необоснованного применения полицейскими огнестрельного оружия было официально опровергнута[96][97].

По сообщениям оппозиционных СМИ, изначально в городе проходила мирная акция нефтяников, а затем началось силовое подавление этой акции со стороны властей[98], а все погромы вызваны действиями провокаторов[99]. По информации Радио-Франс-Интернасьональ, рабочие уверяют, что конфликт спровоцировали стражи порядка[100].

По мнению главного редактора информационного агентства «Фергана» Даниила Кислова, события могут вызвать массовую забастовку в нефтегазовой отрасли Казахстана и ещё большие волнения, а властям придётся идти на переговоры с бастующими[16].

Радио Азаттык и Мухтар Аблязов оценивают количество погибших в 200 и более человек.

Последствия

После событий в Жанаозене оппозиционные СМИ со ссылкой на неназванные источники сообщали, что начались блокировки многих сайтов и слежка за пользователями интернет-кафе. Также в оппозиционных СМИ сообщалось, что после событий в Жанаозене имели место аресты оппозиционеров и журналистов, а также, что в РК блокировали российский телеканал «РенТВ», когда там показывали программу «Красное и чёрное» о событиях в Жанаозене. Были арестованы многие нефтяники и жители Жанаозена.

На сайте «Лента.ру»:

«Показать власти кузькину мать» Почему стабильный Казахстан охватили массовые протесты и чем они угрожают России?

«Показать власти кузькину мать» 

Почему стабильный Казахстан охватили массовые протесты и чем они угрожают России?

До недавнего времени Казахстан называли «островком стабильности» на постсоветском пространстве. Но вот уже несколько дней там продолжаются массовые протесты, переходящие в беспорядки и столкновения с полицией. Граждане начали выходить на улицы после двукратного увеличения стоимости сжиженного газа, но социально-экономическая повестка вскоре трансформировалась в политическую. По требованию митингующих президент Касым-Жомарт Токаев уже отправил в отставку правительство, но это не помогло разрядить обстановку в стране. По всему Казахстану протестующие жгут автомобили, захватывают здания местных администраций и нападают на сотрудников правопорядка, применяя отобранное у них же оружие. Как вышло, что «островок стабильности» в одночасье превратился в клокочущий вулкан? В какой момент и какую ошибку допустили казахстанские власти, и чем опасна для России дестабилизация соседней страны? На эти и другие вопросы «Ленте.ру» ответил политолог, специалист по российско-казахстанским отношениям, директор по международным проектам Института национальной стратегии Юрий Солозобов.

«Лента.ру»: Что послужило отправной точкой к массовым протестам в Казахстане?

Юрий Солозобов: Правительство провело неудачный эксперимент с населением: с 1 января решило ввести рыночные цены на сжиженный газ. Цена на это моторное топливо для коммерческого транспорта сразу выросла вдвое — с 60 до 120 тенге (с 10 до 20 российских рублей) за литр. Сразу стало дорого возить товары и пассажиров. Протесты начались 2 января в нефтегазовой Мангистауской области на юго-западе страны.

Первым взорвался мятежный Жанаозен, где находится крупный газоперерабатывающий завод. То есть сапожники остались без сапог. Представьте себе, что в Тюменской области радикально поднимут цены на бензин или в Ямало-Ненецком округе объявят, что газ будет отпускаться по европейским ценам.

Протесты нефтяников поддержали соседние регионы, а также крупные города — Алма-Ата, Нур-Султан и Караганда. В соседнем Актау быстро построили на центральной площади палаточный лагерь.

Правительство долго и витиевато объясняло скачок стоимости газа переводом торгов топливом на товарные биржи. Власти поначалу реагировали на протесты вяло: где-то выходили пообщаться с людьми и обещали снизить цены, где-то просили полицию разогнать митингующих силой. И только в среду, 5 января, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев провел совещание на фоне нарастающих митингов против подорожания сжиженного газа. Было принято решение опустить цены на газ сразу до 50 тенге (около 8,5 российских рублей) и отправить правительство в отставку.

Это было популистское решение — экономически необоснованное, ставящее под сомнение все прежние аргументы.

Такая непоследовательность власти и легкая победа протестующих только разожгли страсти. В ход пошли новые социальные требования — и начались политические угрозы.

С чем связаны подобные действия властей?

Казахстанский политолог Данияр Ашимбаев пишет в своем Telegram-канале о серьезной проблеме казахстанской власти: «Абсолютное большинство министров и акимов — не политики, а чиновники, которых отличает неумение разговаривать с людьми вне своей иерархии (…). Низкий уровень коммуникаций ведет к тому, что решения не разъясняются и не аргументируются. А когда ситуация доходит до митингов, начинает применяться, с одной стороны, чрезмерно силовой сценарий, а с другой — тактика моментальных уступок».

Это было ошибкой само по себе. Последние события это наглядно продемонстрировали. Казахстанская власть легко сдалась по поводу снижения цен на газ в Актау, но это только вызвало новую лавину требований в других сферах и других регионах.

Одни хотят снижения цен, другие — кредитной амнистии, третьи — социальных льгот, четвертые — роста зарплаты, все вместе — мечтают показать власти кузькину мать

По своей сути это массовый антиэлитарный протест, без лидеров и четкой программы. Такими были бензиновые волнения в России в 2018 году, такими были массовые протесты в Казахстане в 2019 году. Но если раньше казахстанцы были недовольны результатами выборов, то теперь недовольны положением в экономике. У такой мятежной толпы нет ни лидеров, ни лозунгов.

Переговоры, к которым периодически призывает власть и население, вести не с кем

Кстати, почему-то мы не наблюдаем на митингах представителей русской диаспоры. Как отразится на русских жителях Казахстана нынешний политический кризис?

Действительно, на видео с митингов протеста и кадрах штурма административных зданий видна молодежь, как принято говорить, восточной или неславянской внешности. На переговорах митингующих слышна только казахская речь, хотя в чатах протеста используются оба языка.

Многие русские жители Казахстана откровенно пишут в соцсетях, что «это не наша война, а внутриклановые разборки»

Ранее комфортная и русскоязычная Алма-Ата превратилась, по сути, в аналог революционного Бишкека, отданного мародерам и насильникам.

Все это неизбежно скажется на решимости значительной части русской диаспоры уехать в Россию или другие более спокойные страны.

Любая политическая нестабильность в Средней Азии, как правило, приводит к новому русскому исходу

Поскольку на русских во многом держался инфраструктурный и образовательный каркас Казахстана, это вызовет заметное снижение уровня жизни и бытовой культуры. Получается такая вот спираль разрушения повседневности.

Принято считать, что экономика Казахстана процветает на нефтяных доходах. Построена новая столица Астана, ныне Нур-Султан, с его ультрасовременными небоскребами. Что же скрывается за этим сияющим фасадом?

Казахстан, как и Россия, попали в ловушку петростейтов (то есть нефтегосударств) со средним доходом. Да, у нас есть поток нефтедолларов, но его явно не хватает на всех — на то, чтобы все жили одинаково богато, как ближневосточные шейхи. К примеру, Россия добывает нефти примерно как Саудовская Аравия, которая имеет вчетверо меньшее население — около 35 миллионов. А Казахстан — это модель России в масштабе один к десяти: в плане географии, экономики и политики.

У наших соседей, как и у нас в России, тоже есть выраженное социальное расслоение, особенно заметное на западе страны. Там есть крупные нефтяные доходы, но есть и обычные люди, исключенные из нефтегазового рая. Они живут фактически в традиционном обществе. Их доходы не так велики. Жизнь трудная, суровая природа. Фактически это та самая солончаковая пустыня, куда некогда был сослан солдатом Тарас Шевченко.

Если существует социальная напряженность и большой разрыв в доходах, то неизбежно появляется и тяга к социальной справедливости

Если власть не может обеспечить общественное согласие, скажем, в рамках программ социального государства, то справедливость будут искать вне государства — например, в криминальных структурах или религиозных общинах, которые декларируют лозунги своеобразного равенства и братства. Иногда эти две ветви неформальной власти смыкаются, и тогда там возникает взрывоопасная бинарная смесь. Мы уже неоднократно видели процесс сращивания криминалитета со спортом, религиозным экстремизмом, национал-популизмом.

К чему это может привести, если говорить о нынешней ситуации в Казахстане?

Может реализоваться желание радикальных исламистов по иракскому или сирийскому сценарию контролировать нефтяные источники как сферы своих доходов. Нефтепромыслы на западе Казахстана — лакомый кусок для радикалов, так как они могут стать питательной почвой для будущей дестабилизации. Об этом я предупреждал в своем интервью 2016 года после терактов в Актобе. И если мы посмотрим на свежие видео маргинализованных молодых людей на Камазах, снующих по улицам Алма-Аты, то убедимся в точности этого прогноза.

К сожалению, одним нефтедолларовым неравенством все экономические проблемы Казахстана не заканчиваются

Известный казахстанский аналитик Марат Шибутов в итогах минувшего года написал так: «В экономике есть существенные проблемы. Из негативных трендов надо отметить коммерциализацию государства; энергокризис из-за популистских мер по ограничению тарифов; проблемы с передвижением грузов на границе с Китаем; засуху, снизившую урожай; ухудшение отношений с иностранными инвесторами, особенно несырьевыми. Бедность у нас стала рабочей, то есть даже постоянно работающие люди не могут себя обеспечить».

Что вы имеете в виду?

Я бы выделил тут два важных момента. Первый — коммерческое государство. Власть стала воспринимать себя как закрытое акционерное общество, а государство — как инструмент по выжиманию дополнительных доходов из населения исключительно в интересах привилегированных акционеров. В этой сугубо торгашеской логике и были приняты решения по повышению тарифов на газ, взорвавшие общество.

Второй важный аспект — работающая бедность и отсутствие перспектив на улучшение жизни масс в обозримом будущем. Единственными источниками временного улучшения жизни (от нового смартфона до традиционной свадьбы) стали потребительские кредиты и займы. Закредитованность казахстанского социума зашкаливает, но выход из долговой кабалы видится уже вне правового поля. Оба маркера проявили себя в недавних событиях в Казахстане.

Почему именно сейчас сработали эти факторы? Много лет Казахстан был витриной политической и экономической стабильности, и вдруг она внезапно с треском обрушилась…

Я давно называю Казахстан «политической машиной времени для России». Многие процессы там идут намного быстрее — как позитивные, так и негативные. Сейчас Казахстан переживает сложный период транзита власти. Первый президент Нурсултан Назарбаев добровольно оставил свой пост, постепенно передает властные полномочия президенту Токаеву. Напомню, что это единственный случай демократического транзита на постсоветском пространстве: у нас все больше лидеры либо умирают на посту, либо создают династии (после ухода в 2019 году с поста президента Казахстана Назарбаев сохранил за собой ряд должностей: главы Совета безопасности, председателя правящей партии «Нур Отан», членство в Конституционном совете — прим. «Ленты.ру»).

На днях планировалась заключительная часть транзита — по передаче Касым Жомарту Токаеву функции председателя правящей партии «Нур Отан». По мнению аналитиков, это позволило бы Токаеву выиграть будущие выборы 2024 года.

Думаю, что многие несистемные политические игроки и представители политкласса пытаются активизировать, в том числе, и силовые рычаги для перехвата власти. Или, как минимум, для разрушения стабильности, чтобы в возникшем хаосе играть свою игру.

Чем грозит России дестабилизация Казахстана? И что связывает наши страны?

Казахстан и Россия являются территориально и экономически самыми большими странами Содружества Независимых Государств (СНГ). Казахстан имеет самую протяженную сухопутную границу с Россией, более 7,5 тысячи километров. Эта граница фактически открыта, ее полноценное обустройство — это колоссальные деньги и долгое время.

Скажу прямо: дестабилизация Казахстана — это все равно, что дестабилизация нашей Сибири. Это сразу дает выход и на Транссибирскую магистраль, и на наши нефтегазовые регионы

Поэтому стратегическая безопасность Казахстана — это сегодня стратегическая безопасность самой России, фактор нашей целостности и внутренней стабильности. До тех пор пока российские рубежи со стороны Центральной Азии будут защищены, Россия может чувствовать себя в безопасности. По этой причине Казахстан является важнейшим геостратегическим союзником для России. И мы должны приложить все усилия для нормализации обстановки у страны-соседа, если он этого попросит.

Есть и важные экономические взаимосвязи…

Да, вместе с казахстанскими коллегами Маратом Шибутовым и Натальей Малярчук подготовили объемный доклад по вопросам нашего сотрудничества. Скажу кратко, три четверти своего экспорта Казахстан поставляет транзитом через нашу страну. Россия же заинтересована в Казахстане как в узком горлышке для проекта «Один пояс, один путь». Мало кто знает, что для Казахстана Россия — основной источник импорта (30-40 процентов). Для многих несырьевых отраслей вроде автомобилестроения или молочной промышленности Казахстан является основным экспортным рынком. В целом казахстанцы потребляют примерно 15-20 процентов российского несырьевого экспорта.

Также хорошо идет приграничная торговля — это 75 процентов всего товарооборота между странами. Отметим, что из 27 регионов России, расположенных на границе с государствами СНГ, 12 субъектов — приграничные соседи семи областей Казахстана. Между нашими народами давно существуют взаимные симпатии: в Казахстане проживают почти 4 миллиона русских, а на территории России — более миллиона казахов.

Так что наши страны-соседи являются настоящими «сиамскими близнецами». Поэтому любые проблемы в Казахстане могут крайне болезненно отозваться в самой России.

Почему всегда события у наших соседей по постсоветскому пространству становятся неожиданностью для российской власти и общества? Можно ли заранее предвидеть кризисы и проблемы на наших границах?

Постсоветское пространство много раз объявлялось приоритетным направлением российской внешней политики. В то же время именно это направление остается наименее обеспеченным — кадрово, идейно, организационно.

Череда постоянных «внезапных» кризисов в странах-соседях говорит о системном дефекте в оптике российских властей

Могу назвать два основных пробела в российской политике к странам ближнего зарубежья.

Первое: российское присутствие в СНГ, как правило, осуществляется по одной схеме — это хорошие отношения с первым лицом государства и формальная деятельность посольства. В страны СНГ присылают кадрового дипломата пенсионного или предпенсионного возраста, который действует безынициативно. Видимо, по этой причине российские посольства в СНГ обнаруживают полную недееспособность, особенно заметную в критические моменты смены власти в странах пребывания.

Второе: системное изучение стран-соседей подменяется спецоперациями, пиар-кампаниями и телевизионными ток-шоу. Многочисленные просчеты, скандалы и конфликты в политических взаимоотношениях стран по большей части имеют в основе стереотип «Да это же наши родные советские люди — мы все про них хорошо знаем». В результате в медийном поле доминирует политфэнтези, например, на популярную тему скорой гибели Украины или о злодейских кознях [американского миллиардера Джорджа] Сороса в Казахстане. Эту дешевую конспирологию надо изжить и начать говорить с постсоветскими странами на языке политического реализма.

Моя страница в Дневниках якт ру.: http://nikbara.ykt.ru/ 

Мой сайт: https://nikbara.ru/

Сайт об усадебном хозяйстве в Якутии https://usadbaykt.ru/

Мой канал в «Яндекс Дзен» — NikBara

Просьба подписаться на мой канал «Николай Барамыгин» на Ютуб!

https://www.youtube.com/c/НиколайБарамыгин

И на мои аккаунты в социальных сетях!

Я в Инстаграме @nb2015p

Персональная страница в «Фейсбуке»: https://www.facebook.com/nikbaramygin/

«Одноклассниках» https://ok.ru/profile/500676253992

«В контакте» https://vk.com/nbaramygin

 «Твиттер» https://twitter.com/NBaramygin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.