Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /var/www/u1242105/data/www/nikbara.ru/wp-content/plugins/advanced-page-visit-counter/public/class-advanced-page-visit-counter-public.php on line 397
САХА-ЯПОНСКАЯ ИСТОРИЯ СЕМЬИ БАРАМЫГИНЫХ - Блог Николая Барамыгина

САХА-ЯПОНСКАЯ ИСТОРИЯ СЕМЬИ БАРАМЫГИНЫХ

САХА-ЯПОНСКАЯ ИСТОРИЯ СЕМЬИ БАРАМЫГИНЫХ

Сегодня 14 февраля 2022 года, в день всех влюбленных, я хочу поблагодарить свою жену Чару за ее любовь… Уже 32 года вместе!

Вашему вниманию статья, которая вышла в журнале «Журфикс» в 2015 году. 

В конце декабря прошлого года Николай и Чара Барамыгины отметили 25-летнюю годовщину свадьбы. Родители троих детей уже нянчат двоих внучат. В их большом гостеприимном доме любят бывать друзья и многочисленные родственники, а во дворе — играть соседские детишки. Николай работает генеральным директором ООО «АЭБ Капитал» и ведет активную общественную жизнь, так или иначе связанную с дружбой Якутии с Японией. Про Барамыгиных наслышаны многие, ведь они долгое время жили в Стране Восходящего Солнца, и нам тем более интересна история семьи, которая сочетает в себе культуру двух разных стран. Конечно, в год серебряной свадьбы хочется вспомнить знаменательные события из их жизни.
И вот я в гостях у Николая и Чары. Хозяева потчуют меня якутскими оладьями и японскими сладостями.

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ
Семейный альбом Барамыгиных начинается с двух фотографий 1988 г. На черно-белых сним-ках со своей подругой запечатлена юная Чара Чердонова из Якутска, студентка математического факультета ЯГУ. За день до этого она приехала к Лии Контоевой в так называемое место ШАЛ (широкие атмосферные линии) рядом с Октемцами Орджоникидзевского района, где находилась лаборатория Института космофизики. В то же время на сельский ысыах к родственникам приехал Коля Барамыгин, третий помощник капитана на теплоходе «Муостах» Якутского производственного объединения морского транспорта в п.Тикси.
«Именно тогда мы с Чарой и познакомились — рассказывает Николай. — На ысыахе я сытно пообедал с родственниками, и припекшись на  солнышке, заснул на каком-то деревянном ящике. И вдруг чувствую, будто кто-то сильно пнул подо мной ящик, от чего он разлетелся на части. Я очнулся и не увидел никого рядом. Сел и тут поодаль заметил своего друга Игоря Романова, который разговаривал с двумя девушками. Он познакомил меня с ними, после чего выдал: «Девушки, вы приглашаете нас на кофе?»

К удивлению ребят, Чара и Лия пригласили их пообедать, потому как дома ожидался вкусный  рыбный пирог и даже свежая строганина «из булууса». Мама Лии работала в ШАЛе зав. столовой, а так как папа Лии и мама Чары оба работали научными сотрудниками Института мерзлотоведения подружки часто приезжали из города, чтобы поесть вкусностей, которыми гарантированно угощали в местной столовке. «Так что, благодаря сломанному ящику, я не проморгал свое счастье» — смеется Николай.
Вернувшись в город, Коля и Чара стали постоянно сталкиваться друг с другом на улицах. Это происходило всегда случайно, будто сама судьба спешила их свести вместе. Коля тут же приглашал ее то на гастрольный спектакль Нюрбинского театра, то на кинофестиваль, то в ресторан. Так прошло, по их словам, «прекрасное лето-88».
В конце года моряк Коля взял отпуск и, приехав в Якутск, тут же пригласил Чару в самый дорогой ресторан. Красивая статная Чара пришла в шубе, которую ее мама сшила из мутоновых детских шапок. Вечер прошел практически идеально, но закончился тем, что шуба из гардероба… пропала! Это неприятное событие Барамыгины должны были забыть, если бы не роковое совпадение, которое случилось спустя пару месяцев. Ближе к весне Коля и Чара отправились в видеосалон смотреть кино. Девушка пришла в своем старом пальто, в котором и перезимовала. Зашли, сдали одежду в гардероб, взяли бирки — все цивильно. Выходят из киносеанса — а пальто исчезло! Невероятно, но ситуация повторилась. «Вот тут-то я попал! — вспоминает со смехом Барамыгин. — Мне тогда друзья сразу сказали: «Все, Коля, теперь ты точно женишься!» Мы позвонили подружке, которая жила рядом, чтобы та принесла Чаре что-нибудь из одежды — дойти до дома. А она приносит красивую шубку из каракуля, как потом выяснилось, .-искусственного. Чара ее надевает, проводит рукой по гладкому меху и говорит: «Хочу такую же». Что оставалось делать мне, как мужчине!Я побежал на следующий день в магазин, забрав остатки отпускных, чуть взял в долг и купил примерно такую же за 800 рублей! Понимаешь? А тогда средняя зарплата была 200. А оказалось, что шуба натуральная».
Приключения стали неким оплотом их романтических отношений. Так, однажды судно Николая встало на якорь в морском порту Черский на Колыме. Влюбленные созвонились по межгороду, и Чара решила устроить сюрприз: взяла и приехала к нему за тысячу километров. Практически тайком, на страх и риск Николая, проникла на борт — не прогонять же обратно! — и три дня плавала в море среди льдов и чаек, пока пароход отводил сухогруз до Чукотки и обратно. В конце декабря 1989 г. в Якутске они поженились, а 1 января 1990 г. сыграли свадьбу в с.Токко Олекминского района у родственников отца Чары Марата Васильевича.

САХА-ЯПОНСКАЯ ИСТОРИЯ СЕМЬИ БАРАМЫГИНЫХ


НАЧАЛО ЯПОНСКОГО  ПЕРИОДА
Через год у Барамыгиных родилась первая дочь Айта. Начались лихие 90-е. Николай попрощался с морем и обосновался в Якутске. К тому времени он стал директором Инженерного центра Якутского госуниверситета, который создал вместе с единомышленниками при комитете комсомола ЯГУ. Именно в тот период стали повсеместно создаваться различные кооперативы, научно-технические объединения, творческие союзы, а тогдашняя советская молодежь — дерзкая, амбициозная и мозговитая — держала руку на пульсе стремительных перемен, во многом предопределивших будущее состояние как экономики, так и страны и общества в целом. «То время было очень ярким, бурным, мы могли делать все, что хотим. Мы собирались с друзьями на мозговые штурмы, обсуждали смелые проекты, открывали для себя новые горизонты. Это было время творчества и безмерных возможностей», — говорит Николай.
В этом круговороте событий, в декабре 1990 г. первый президент республики Михаил Ефимович Николаев в составе советской делегации, воз-главляемой Горбачевым, посетил Японию. Вместе с ним из Якутии ездил Анатолий Яковлев — востоковед, кандидат экономических наук, окончивший Институт стран Азии и Африки при МГУ по специальности «востоковед-экономист». Он свободно владеет японским, английским и другими языками.
Эта поездка вдохновила Николаева на создание в 1991 г. Внешнеэкономической Ассоциации Саха-японского сотрудничества «АСЯС». Барамыгин по тем временам был в числе немногих, кто владел японским языком. Еще будучи курсантом на судоводительском факультете Дальневосточного высшего инженерного морского училища им. адмирала Невельского во Владивостоке, он побывал в Японии в 1984 г. и был очарован культурой этой страны. Самостоятельно изучал язык и, когда стали искать человека на пост директора «АСЯС», оказался подходящей кандидатурой. Михаил Ефимович дал Николаю задание перевести заметку из японской газеты о своем пребывании в Японии. С этой задачей наш герой справился легко, потому что как раз в это время переводил японские буклеты по технологии обработки алмаза для своих единомышленников — создателей бу-дущего ОАО «Туймаада-Даймонд».
Так для Барамыгиных началась «японская эпоха». В 1992 г. ассоциация во главе с Николаем провела выставку достижений японской технологии, Дни японской культуры. Он съездил на стажировку в Японию, где смог договориться, чтобы Якутия была внесена в состав регионов — получателей японской гуманитарной помощи. По визе Бориса Ельцина на письме Михаила Николаева о создании Постоянного представительства Республики Саха (Якутия) в Японии «АСЯС» занялась созданием этого представительства. Вместе с Анатолием Яковлевым Барамыгин разработал программу миссии, встречался с японскими дипломатами и губернатором Токио. «Почему-то получалось, чтоя был уже знаком со многими, кто имел отношение к судьбе представительства. Однажды в посольстве Японии в Москве состоялся прием в честь делегации губернаторов префектур Японии и представителей МИД России. Я прихожу туда и вижу, что знаком со многими как с японской, так и с российской стороны. Поэтому свободное ориентирование в этой области помогло сравнительно быстро организовать всю работу и осенью 1993 г. я уже с семьей на долгие семь лет переехал в Токио в качестве постоянного представителя РС(Я)».

САХА-ЯПОНСКАЯ ИСТОРИЯ СЕМЬИ БАРАМЫГИНЫХ

ЖИЗНЬ В ТОКИО
Вместе с трехлетней Айтушей Николай и Чара обосновались в многомиллионном фантастическом городе. Если Барамыгин видел вокруг себя уже привычную для себя картину, то для его жены новая жизнь оказалась настоящим испытанием: «Представляешь, ты выезжаешь из страны, где совсем недавно по карточкам разыгрывался черно-белый телевизор, и соседи переставали общаться с теми, кому он доставался, где в магазинах уже ничего не было, и люди просто выживали, и приезжаешь туда, где в обычном проходном магазине видишь такое изобилие, которое и не снилось, а на полках лежат продукты, о существовании которых ты даже и не догадывался. Это просто шок!» Первое, что захотелось Чаре сделать — это попробовать все сорта мороженого, но за семь лет ей так это и не удалось, поскольку новые вкусы создавались в Японии ежегодно: например, мороженое со вкусом сладкого картофеля «батат».
Поселились в совершенно новую японскую 3-комнатную квартиру площадью 47 кв.м, из вещей — один чемодан. Поначалу спали на циновках, как все японцы, хотя это было непривычно и неудобно. На первых лорах нашим героям здорово помог их друг Ямамото Хироюки, который сейчас явпяется Генеральным консулом Японии в Хабаровске, и его супруга Ямамото Канами. Дом Барамыгиных находился рядом с домом Ямамото, и общение Чары с Канами-сан помогло хоть как-то адаптироваться в чужой стране без знания языка. «Сперва мы общались через словарик, но это занимало время и было очень неудобно — вспоминает Чара. — Мы стали общаться с помощью рук и ног, вмесге ездили по магазинам, и Канами-сан помогала мне купить самые элементарные вещи. Дома я включала телевизор и по нему училась воспринимать язык, интонации. Мы нашли бесллатные языковые курсы, куда нужно было ездить каждый день на велосипеде, поэтому мне пришлось учиться ездить по узким улицам среди огромной толпы людей.
Нам очень повезло с жильем. Дом, который мы сняли, был совсем новым, поэтому условия были очень хорошие, когда как из-за повышенной влажности дома сыреют и стареют очень быстро. Хозяин нашего дома Танино-сан жил на последнем 6-м этаже, ниже жил его старший сын, а остальные этажи были заняты постояльцами. Так вот, у старшего сына был ребенок, который ходил в частный садик напротив нашего дома. Его жена, а она по статусу всегда выше, чем жены других сыновей, договорилась с директором садика, чтобы туда взяли нашу Айту. Помню, как я с дочкой, Коля с переводчицей из представительства и жена старшего сына хозяйки пошли проситься в садик. Наша толпа, видимо, произвела впечатление на директора, и он любезно принял Айту, сказав, что у них в саду «уже есть иностранец» — мальчик наполовину японец, а наполовину таец.
Так мы устроились в садик, и наша жизнь потихоньку начала налаживаться».
Когда Коля и Чара приехали в Японию, им, соответственно, было по 30 и 26 лет, поэтому они уверены, что их становление состоялось именно там. А еще они больше сплотились. Придя в себя, они стали наблюдать за жизнью японцев, изучать их культуру и во многом сами становились похожими на них. Николая удивило то, что все телефонные линии были цифровыми, а телефоны — аналоговыми, поэтому в 1994 г. на них ставились преобразователи, тем самым японцы уже были готовы к интернет-эпохе.
Оказалось, что у жителей страны четко прочерчено понятие сословного круга. При знакомстве первым делом выясняется компания, в которой работаешь, должность, уровень образования, затем местность, откуда ты родом, из какого поселения, и третье — из какого ты рода, кто твои предки. Поэтому общение происходит по-другому, нежели принято в других странах, например, как мы непринужденно дружим с соседями. Понятие богатства и достатка воспринимается в Японии тоже не так, как принято у нас. «Раньше одежда у всех была одинаковой, будь ты миллионер или простой служащий, — рассказывает Николай. — Все выглядят одинаково, но потом мы стали различать, что у богатого на костюме лишняя строчка, дорогие пуговицы. Там никто не выпячивает свое богатство. Все ездят на метро и велосипедах».
«Кстати, с нашей Айтушей в первое время в садике были проблемы, — улыбается Чара. -Знаешь, что японские дети не дерутся? Они не кусаются, не шумят и не бегают. У Айты тоже был культурный шок: маленького ребенка окунули в неведомый мир с другими запахами, другими звуками, где даже дети по-другому ходят и двигаются. Каждое утро они по команде выходят на площадку садика в четком порядке, встают точно на расстоянии вытянутой руки. Директор говорит речь о том, что день наступил, что надо вырасти хорошим человеком. Дети кланяются, включается гимн этого детского сада, и выносят знамя. Все кланяются флагу и заходят. Айта быстро привыкла. В возрасте четырех лет уже созванивалась с подружками и писала им записки о том, где и в каком парке им нужно встретиться на следующий день. Научилась писать, считать и читать и на японском и русском, так как ходила е школу при посольстве России. А дома говорили только на якутском».
Чара рассказывает, как живет обычная японская женщина: «Японская женщина в основном остается домохозяйкой, хотя сейчас может работать, но в основном занимается домом и детьми. Все сады и школы работают строго до двух часов, 
 потому считается, что ребенок не должен находиться все время вне дома. С утра она смотрит за домом, ходит по магазинам. В
два часа забирает ребенка и каждый день до вечера  занимается только им: водит по кружкам, гуляет в парке. Когда он подрастет, она может идти работать клерком в офисе. Девушка до замужества живет с родителями и, как правило, должна выйти замуж до 29-ти лет. Она идет учиться в престижный вуз, где может найти себе перспективного мужа, или же в женский университет, где учится быть домохозяйкой.
Японские женщины очень много вкладывают в своих детей, у них не сущестеует понятия, как трудовой стаж. И женщина всегда находится по статусу ниже мужчины».
Среди японских женщин Чара не испытывала дискомфорта. Сама спокойная и сдержанная, она во многом переняла их привычки. В детстве наша героиня каждое лето ездила к бабушке в Олекминск, где мужчина — глава семьи. Дедушка всегда садился за стол первым, а младшему брату позволялось ходить на дискотеки, потому что он мальчик. Барамыгины отмечают, что японцы лохожи на якутов своей сдержанностью, немногословием, манерой не проявлять своих эмоций.
В 1997 г. в Токио родилась вторая дочь Лана. Жизнь шла своим чередом, излишеств Барамыгины себе не позволяли. «Один раз решили съездить на море — вспоминает Коля. — Выбраться из ’Токио — целое дело! 100-процентная влажность, а летом очень жарко. Потратили 700 долларов. Поехали на метро, потом на поездах с пересадками до города Татэяма на полуострове Чиба. Затем на такси приехали в гостиницу на берегу возле самого пляжа. Пока ехали, наступил вечер. После ужина захотели прогуляться, а нам говорят: не ходите, мол, там темно. А мы, пока жили в Токио, отвыкли от того, что по ночам бывает темно. Смело вышли на улицу, а там хоть глаз коли — ничего не видно. Бамбук шелестит, цикады трещат, кто-то крыльями хлопает, где-то что-то хрустит. Кое-как пробрались сквозь чащу, выходим на пляж, а там крабики бегают по песку. Так мы наутек оттуда обратно. Искупались лишь на следующий день до обеда, и то обгорели. Поздно вечером вернулись домой. Вот такой опыт. Поэтому по Японии не удалось попутешествоеать всей семьей».

САХА-ЯПОНСКАЯ ИСТОРИЯ СЕМЬИ БАРАМЫГИНЫХ


ЖИЗНЬ В ЯКУТИИ
В 2000 г. Барамыгины вернулись в Якутию. Начали строить жизнь почти с нуля. Николай стал работать первым заместителем главы Хангаласского улуса. Чара осталась с детьми в Якутске, Айта пошла в Якутскую городскую национальную гимназию. В период после переезда семья испытала не самые благоприятные моменты. Чара не могла найти работу, приходилось продавать технику, привезенную из Японии, чтобы одеться в зимние вещи. Дети стали часто болеть. Но за пару лет адаптация уже в родных краях прошла успешно. Николай в должности замглавы улуса встал у истоков перехода на местное самоуправление. «В 2002 г. перед администрацией улуса встал вопрос перехода: либо на уровне поселений, либо района. Мы выбрали уровень района, и думаю: так было правильно. Одними из первых в республике провели подготовку к референдуму по переходу на местное самоуправление, разработали Устав муниципального образования, а в 2003 г. я стал председателем ликвидационной комиссии администрации Хангаласского улуса, где перевел структуры старой администрации со всеми работниками в МО «Хангаласский район». Переход прошел плавно, без потрясений и кадровых изменений.
В 2003 г. началась новая эпопея. Меня, все еще ликвидатора, включили в состав делегации в Японию во главе с первым зам. председателя правительства республики Геннадием Алексеевым. Потом я перешел в Администрацию Президента и Правительства РС(Я) и проработал там три месяца: мы провели отличный 10-й юбилейный Российско-японский форум по медицинскому сотрудничеству. Приезжали японские врачи и бизнесмены. В сентябре 2003 г. в честь 15-летия нашей свадьбы мы с Чарой поехали в Японию, где провели романтический отпуск. А в мае 2004 г. у нас родился сын Марат — аккурат в день рождения Чары».
Как только родился сын, Барамыгины созрели для того, чтобы построить дом. Проект делали сами с помощью друзей. Чара лично делала дизайн и контролировала отделку дома. «Однажды мне звонит жена и говорит: «Коля, дом закончен!», — смеется наш герой. С тех пор он работал заместителем министра внешних связей РС(Я), заместителем председателя правления АКБ «Алмазэргиэнбанк».

Сейчас у Барамыгиных растут внуки. Во время отпуска они стараются путешествовать всей семьей. Всегда оптимистичный позитивный Николай и рачительная гостеприимная Чара проводят свое свободное время с детьми. Ведь главный урок, который они извлекли из опыта своей жизни, — это вклад в развитие детей: образование, воспитание, сохранение их национального самосознания, родной культуры и речи, и в то же время приобретение навыков жизни в современном обществе, чтобы наравне с другими развитыми народами смело шагать в будущее.

Ирина Андреева

«Журфикс», август-сентябрь 2015

Мои посты о жизни в Японии:

Санрио Пьюроланд в 1995 году!

Новогодний утренник Школы имени Рихарда Зорге в Токио!

Видео цветения сакуры (ханами) в парке Уэно. 1998 год

Праздник лета — Нацу-мацури или Бон-одори в Токио!

Парк Хаккейдзима Си Парадайс в июле 2000 года! 八景島シーパラダイス!

Японские народные песни «минъё»!

Зоопарк Уэно весной 1999 года!

Воспоминания о японском детсаде Adachi Tsukushi Yochien

О японской начальной школе Higashi-Kurihara Shogakko

Пляж Кудзюкури в июне 1998 года! 九十九里浜 in 平成10年6月。

Университет Чиба в 1998 году. Встреча со студентами из Якутии

Эношима и Татэяма в июле 1996 года! 江ノ島と館山。平成7年7月。

Впечатления о Никко!

Музей наук о море на Одайба, Токио, в мае 1996 года. 

Видео Tokyo Korakuen Yuenchi (東京後楽園遊園地)в 1996 году

Моя страница в Дневниках якт ру.: http://nikbara.ykt.ru/ 

Мой сайт: https://nikbara.ru/

Сайт об усадебном хозяйстве в Якутии https://usadbaykt.ru/

Мой канал в «Яндекс Дзен» — NikBara

Просьба подписаться на мой канал «Николай Барамыгин» на Ютуб!

https://www.youtube.com/c/НиколайБарамыгин

И на мои аккаунты в социальных сетях!

Я в Инстаграме @nb2015p

Персональная страница в «Фейсбуке»: https://www.facebook.com/nikbaramygin/

«Одноклассниках» https://ok.ru/profile/500676253992

«В контакте» https://vk.com/nbaramygin

 «Твиттер» https://twitter.com/NBaramygin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.