О первых поселенцах на ямщицкой станции Жура

О первых поселенцах на ямщицкой станции Жура

Из воспоминаний старожилов станции Жура Анатолий Добрянцев написал об истории Журы в книге «Кытыл Дьура» Михаила Лотова и Анатолия Добрянцева, г. Якутск, 2005 г.

На благодатной земле


Раньше, рассказывали нам старики, дома и амбары стояли так плотно, что по крышам и чердакам можно было пройти с дома Колесниковых (озеро Кенехтэх Кутуруга) до дома деда Кагана (берег Негюрчяй), не спускаясь на землю.
Земля в устье речки Негюрчяй на левом берегу Лены для русских крестьян из центрально-черноземной зоны России оказалась на редкость плодородной и благодатной. Тому свидетельство впоследствии очень высокие урожаи зерновых — до 30, картофеля — до 250 центнеров с гектара. Причем, сеяли пшеницу, ячмень, рожь, овес, ярицу и др. Все прекрасно росло в суровых условиях Якутии. Впоследствии на открытом грунте получали неплохой урожай капусты, огурцов, помидор, свеклы, репы, редьки, моркови, редиса и даже листового табака. Растет земляника, брусника, малина, голубика, княженика, костяника, черная и красная смородина, маховка, черемуха, боярышник, шиповник, рябина, ежевика, бузина, также дикий лук, чеснок, анис, хмель, кислица, множество грибов и лечебных трав.
На редкость плодородными оказались пастбища для скота и лошадей. Все это давало хорошую возможность для занятия натуральным крестьянским хозяйством. До прихода в эти места русских крестьян, местные жители занимались лишь скотоводством и коневодством. Даже соседи из Исита, Ой-Мурана, Ат-Дабана, Синска и Батамая завидовали, что у нас благодатная земля, есть простор для пашен, сенокосов и пастбищ. Пик расцвета землепашества в Кытыл-Дюре пришелся на 1930-1960 годы, в годы колхозного строя. Тогда каждый пятачок земли был засеян зерновыми и картофелем, все поля и сенокосные угодья были ограждены. Сегодня больно смотреть, как за последние 30-40 лет все эти поля оказались заброшенными, часть заросла деревьями и кустарниками. Нелегкий труд наших предков. все то. что они сделали за 200 лет, перечеркнуто за несколько лет. Необходимо отметить. что эта огромная плодородная долина, растянувшаяся от устья речки Негюрчяй до Мухатты, в 18 км длиной и 4 км шириной, мало что дает экономике улуса.
Наши предки получали муку. Первое время мололи зерно вручную, позже построили конные мельницы с жерновами, которые работали с помощью лошадей и быков. Такие мельницы впоследствии были у каждого большого рода. Например, в 1930-1960 годах в Журе было 9 мельниц.
Большим подспорьем для семьи были и река Лена, речка Негюрчяй, богатые рыбой, в тайге было много зверья, боровой дичи.
Со второй половины 1800 года род Петровых начал расти, и встала проблема освоения новых земель. Так началось освоение Заимки. За сравнительно короткий период, примерно за 50 лет, было вырублено, выкорчевано, расчищено и возделано под пашни, сенокосы и пастбища свыше 100 гектаров земли. Одновременно с освоением новых земель, начиная с 1900 года, центр почтового стана Жура начал постепенно перемещаться на Заимку.
Левый берег речки Негюрчяй от Эргэ Устьи до Мас Урюя, примерно около 20 гектаров земли, освоил род Емельяновых. В первое время, приехав в наши края, глава рода Емельяновых Елисей обосновался на горе за пашней Тумул. Там он возделал под пашню около одного гектара земли, и, пока обзавелся семьей и детьми, жил там. Видимо, род Петровых отказал ему в выделении земли на правом берегу речки как человеку ссыльному, да и земли было мало. Поэтому первые 20 лет род Емельяновых жил за счет рыбалки и охоты. Позже, когда подросли сыновья, Емельяновы начали заниматься вырубкой и корчевкой леса на левом берегу речки Негюрчяй. Емельяновы до 1955 года жили только на левом берегу речки Урэх Унуор, затем, когда была построена электростанция и дали электричество только в стороне Заимки, начался массовый переезд семей с Заречья и Дьаама в Заимку. Это было с 1955 по 1965 годы.

С начала 1900 года наши прадеды и деды под сенокосные угодья начали осваивать острова Харыйалаах и частично Хатын Арыы. Каждая семья вырубала и выкорчевала на острове для себя участок. Названия этих угодий, по фамилиям и именам тех, кто их возделывал, сохранились до наших дней, притом на якутском языке. Например, Федот Солоосу-на, Лекей Солоосуна, Колесников Солоосуна и так далее. Также они занимались спуском озер и прибрежных водоемов. Эти озера и водоемы названы по именам тех, кто занимался мелиорацией и осушением — Адам Еретэ, Великэй Еретэ и так далее. Необходимо отметить, что в то время считалось большим грехом спускать воду из коренных озер. Те, кто решался на это, как правило, долго не жили, считалось, что их «съел» дух озера. Вообще, наши предки с большим почитанием относились к Матушке-природе. Они считали, что у каждого озера, речки и так далее, есть свой дух-хозяин, к которому необходимо относиться с большим уважением и почтением.
Сенокосы были богатыми. Например, на острове Харыйалаах в 1930-1950 годах заготавливали до 150 тонн сена, а сегодня заготавливают только около половины прежнего, потому что перестали заниматься освоением новых и расчисткой старых земель.
До революции некоторые семьи, особенно Петровых, жили неплохо — имели до 10 и более дойных коров, косяка два лошадей, в том числе десяток рабочих лошадей. К сожалению, многие семьи после революции и во времена организации колхозов были раскулачены. Получая большой урожай зерновых и картофеля, излишки продукции они обменивали на соль, сахар, чай, спирт, ткани, одежду, посуду и хозяйственную утварь. Зимой на лошадях вывозили товар на Чуран Базу, Якутск, Ааллаах-Юнь, Бодайбо, Незаметный (Алдан) для обмена, продажи купцам и торговцам.


Речка Негюрчяй


Хотелось бы несколько строк посвятить нашей речке Негюрчяй (на географическай карте она значится как Негюрчене. Местные ласково называют Журинка).
Мое детство прошло на берегу этой славной речки. Все восторгались ее красотой. На устье, с обоих берегов ее окружают скалы. На левом берегу летом в самый зной из-под скал пробивается холодный воздух (якуты называют его юргер). Кстати, это редкое явление природы открыл мой дед Семен Михайлович Емельянов. На месте выхода этого потока воздуха люди строят небольшие срубы, чтобы хранить как в морозильнике продукты. И сейчас на ее левом берегу нашей речки стоят около двадцати таких срубов. Температура в них при 35-градусной жаре не выше минус 15-20 градусов. В таких срубах мясо можно хранить в течение нескольких лет.
На правом же берегу зимой из-под скал выходит поток горячего воздуха. Там зим\тот ядовитые змеи-гадюки. Мне кажется, что только наша речка имеет такие уникальные природные особенности. Негюрчяй во время весенного разлива, в начале мая, обычно показывает и свою силу, крутой нрав. Ее быстрое течение до 20-25 км в час издает неповторимый удивительный звук. В это время года ее невозможно перейти.
На берегу нашей речки растут великолепные тополя — до 15-20 метров в высоту и до 80 см в диаметре. Летом в речке вода ледяная — до плюс 5-8 градусов. Очень сложно перейти ее вброд босиком. Вода чистая, прозрачная — на глубине 3 метров можно отчетливо увидеть мелкую рыбу. Вода, в основном, подземная, ключевая. Зимой на речке наледи, поэтому сложно переехать ее по льду. До 1980 года речка была богата рыбой, особенно хариусом. Сейчас, к сожалению, как и всюду рыбы стало меньше. Каждый раз приезжая в деревню, мы бываем на нашей речке, кланяемся ей. Мы почитаем ее, она нам дает энергию жизни.
Таков рассказ о речке Негюрчяй, о наших предках-ямщиках, которые были рачительными хозяевами. Мы, их потомки, не вправе забывать, что сейчас мы пользуемся плодами их тяжкого труда.

Первые русские поселенцы


Кытьи-Дюра сегодня довольно большое село. А здесь с западной стороны деревушки когда-то была небольшая почтовая станция Жура. Ее основателем был Ефим Петрович Петров (1737-1832 гг.), русский крестьянин, уроженец Ярославской губернии. Он приехал с семьей до верховьев Лены на повозках, в которых были лошади, куры, даже собаки и кошки. Привезла семья с собой и семена зерновых, картофеля и многое другое, в надежде и здесь заняться огородничеством.
По Лене Петровы сплавлялись на плотах. Семья из четырех человек, в том числе двое сыновей (третий родился уже здесь). Именно от них и берет начало большая династия Петровых (называемые в Журе — как «большие», «средние», «малые»). Чуть позже, в 1790-1830 годах, приехали сюда и обосновались главы родов Добрянцевых, Мироновых, Емельяновых и Колесниковых.
Мы вправе называть Ефима Петрова как бы своим прародителем, ибо все, приехавшие намного позже за ним, за 230 лет уже связаны с ним родственными узами.
Семья Ефима Петровича в первое время обосновалась в устье речки Негюрчяй, на правом ее берегу, где впоследствии был основан Летник (Сайьйпык). В то время здесь была небольшая поляна, а остальная территория, где сегодня стоит село, и где прежде была почтовая станция Жура (Дьаам), была покрыта еловыми и березовыми лесами, примерно, как нынешнее Тэнкэ у Лены. Вероятно, сплавляясь на плотах с верховьев Лены сразу же после ледохода, Петровы добрались до устья речки Негюрчяй не раньше середины лета. Им необходимо было до наступления холодов успеть зарубить и поставить избу, заготовить корм лошадям на зиму и т.д. Это еше было не единственной проблемой, которую пришлось решать на новом месте. Известно, что местные (якуты), которые жили на месте нынешних пашнях Етех и дальше в сторону Кытыла и Нюргуну, с опаской встретили пришельцев. Говорят, они даже пытались запугать русских своими шаманами. Сегодня об этом вспоминаем с улыбкой — только шаманы-то испугались звонкого пения петухов. Но все же между якутами и русскими вскоре завязались пусть и не сразу, но дружеские отношения.
Ефим Петрович был искуссным дипломатом и быстро нашел общий язык с местным населением. До нас дошел словесный портрет этого незаурядного человека ——было ему в то время около 40 лет, и обладал он богатырской силой. Прожил наш Ефим Петрович 95 лет.
На второй год проживания Петровы начали осваивать новые угодья вокруг Летника. Первое поле под зерновые распахали на Ельнике, затем постепенно начали вырубать, корчевать и осваивать под пашни и сенокосы Дал и Пашня Исэ. В те времена большая весенняя вода прихватывала и Летник, да и после раскорчевки леса, место было открыто всем ветрам. Спустя десять лет Петровы вынуждены были переселиться на более возвышенный и укромный участок. Это место, находившееся от правого берега речки Негюрчяй под горой до Буор Суулбут (Сууллубут), с 1790 до начала 1900 годов являлось центром почтовой станции «Жура».

Мои посты о с. Кытыл Дюра:

Командировка в южные наслега! Кытыл-Дюра и Тойон-Ары! 

Наводнение 2001 года в Хангаласском улусе. 

Агдаакы — край с уникальной историей! 

9 мая 2020 года — 75 лет Великой Победы!

Анатолий Добрянцев — лауреат Всероссийской общественной премии «Гордость нации»!

Размышления о прошлом, настоящем, будущем родного села

Моя страница в Дневниках якт ру.: http://nikbara.ykt.ru/ 

Мой сайт: https://nikbara.ru/

Сайт об усадебном хозяйстве в Якутии https://usadbaykt.ru/

Мой канал в «Яндекс Дзен» — NikBara

Просьба подписаться на мой канал «Николай Барамыгин» на Ютуб!

https://www.youtube.com/c/НиколайБарамыгин

И на мои аккаунты в социальных сетях!

Я в Инстаграме @nb2015p

Персональная страница в «Фейсбуке»: https://www.facebook.com/nikbaramygin/

«Одноклассниках» https://ok.ru/profile/500676253992

«В контакте» https://vk.com/nbaramygin

 «Твиттер» https://twitter.com/NBaramygin

О первых поселенцах на ямщицкой станции Жура: 2 комментария

  1. Посмотрите что у нас просиходит в хозяйстве
    Очень интересует ваше мнение!!!!!!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *